Я хочу чтобы федор бондарчук научил меня через стены проходить


Я ЗДЕСЬ, Я ОЧЕНЬ ТАЛАНТЛИВЫЙ! ДАЙТЕ МНЕ МЕСТО!»

На мастер-классе в СПбГУКиТ один из самых известных российских режиссеров ответил на критику «Сталинграда», поделился творческими планами и посоветовал будущим выпускникам «быть наглее».

Федор Бондарчук приехал в Санкт-Петербург для участия в Международном культурном форуме, который проходил в Северной столице со 2 по 4 декабря. Приняв личное приглашение ректора СПбГУКиТ А.Д. Евменова, кинорежиссер нашел время для встречи со студентами и преподавателями Университета кино и телевидения, членом попечительского совета которого он является.

Творческая встреча в заполненном «до отказа» киноконцертном зале СПбГУКиТ (ул. Бухарестская, 22) началась с показа отрывков из киноработ именитого гостя. Короткая ретроспектива побудила Бондарчука начать свое выступление с признания:

– Обычно я не пересматриваю свои фильмы. Сейчас увидел ролик «Обитаемого острова» и понял, насколько все это наивно сделано... Вам с этим тоже предстоит столкнуться, потому что время бежит неумолимо…

Встреча проходила в формате вопросов и ответов: свои записки звездному гостю зрители передавали через модераторов. Одна из первых записок содержала вопрос об особенностях работы с женщиной-кинорежиссером:

– Я сталкивался с несколькими женщинами-режиссерами – это просто космос, – признался Бондарчук. – Когда они с тобой разговаривают, ты чувствуешь что у них абсолютно свой взгляд на мир. Недавно один знакомый показал мне карту мира, выпущенную в Австралии – «зеленый континент» на ней расположен не там, где мы привыкли, а по центру. Так вот, это и есть женский кинематограф: в нем все правильно, все нормально, но только все наоборот.

Отвечая на вопрос о своих текущих телепроектах, Бондарчук отметил успешный сериал «Молодежка» (СТС), для которого в производство будут запущены еще 40 эпизодов:
– Приезжайте в Москву! Нам по-прежнему требуются люди, умеющие кататься на коньках – пошутил режиссер.

Как выяснилось, среди других ближайших планов Федора Бондарчука на телевидении – российские адаптации нашумевших американских сериалов «Карточный домик» («House of  Cards») и «Западное крыло» (The West Wing»).

Большое количество записок из зала ожидаемо были посвящены последней работе режиссера – военному блокбастеру «Сталинград». Бондарчук отметил, что огромные кассовые сборы картины стали для него неожиданностью:
– Семь миллионов человек, которые пришли в кинотеатр и сделали так, что «Сталинград» занял третье место среди лидеров за всю историю современного российского кинопроката — это невероятно!

Что касается критики, то здесь у режиссера, как оказалось, выработался стойкий иммунитет:
– Я встретил ту самую волну негодования, которую и ожидал. Но, это не фильм «Сталинград» был отрицательно воспринят, просто многие не любят лично Федор Бондарчука, и это вполне нормально. Если бы картина вышла без моей фамилии в титрах, агрессии было бы очевидно меньше. А сейчас, пожалуйста, реализуйтесь за счет меня, но помните, что это совершенно ни на что не влияет – заочно обратился к своим критикам режиссер.  

Одной из главных претензий к блокбастеру, по словам самого Бондарчука, стало отсутствие  в картине с названием «Сталинград» собственно Сталинградской битвы:
– Я назвал фильм «Сталинградом» только для того, чтобы вы пришли в кинотеатры. Потому что Сталинград — это уже не просто город. Это образ. С одной стороны, я могу отстаивать свое право называть картину так, как считаю нужным, с другой — признать, что это была часть маркетинговой политики. И что, меня следует казнить за это? – закрыл тему кинематографист.

Отвечая на вопрос о любимых фильмах, Федор Бондарчук отметил триллер Альфонсо Куарона «Гравитация» (2013), а также киноклассику: «Последнее танго в Париже» и «Они сражались за Родину». В числе своих любимых кинорежиссеров назвал Даррена Ароновски, Дэвида Финчера и россиянку Анну Меликян:
– Мне кажется, что у нее невероятное будущее. Это прекрасный кинематографист, который творит на таком современном и таком экстремально правдивом языке! – похвалил коллегу Бондарчук.

На творческой встрече в стенах учебного заведения не могла не зайти речь и о преподавательских амбициях звездного гостя:
– Я не умею преподавать, – признался Бондарчук. – Если ты проводишь мастерскую на 15-30 человек, то, за каждого из них, несешь стопроцентную персональную ответственность в их дальнейшей жизни. Я на такое вряд ли способен».

– «Какое будущее ждет киностудию «Ленфильм» после выделения ей государственных денег» – озвучил режиссер следующую записку из зала, и тут же добавил – А давайте спросим об этом у Эдуарда Анатольевича лично!

Под громкие аплодисменты на сцену поднялся директор киностудии «Ленфильм», член попечительского совета СПбГУКиТ Эдуард Пичугин:
– Ленфильм жил, жив и будет жить, – заверил он собравшихся. – С деньгами, слава богу, у нас все в порядке. Но те полтора миллиарда, которые киностудии выделило государство – это, конечно, кредитные средства и в ближайшее время нам предстоит их отдавать».

Федор Бондарчук провел в стенах СПбГУКиТ около двух часов. По окончании встречи режиссер выразил желание вернуться и прочитать отдельную лекцию по продвижению кинопродукции в Интернете – по словам Бондарчука, за последнее время, он сам стал большим специалистом в этой области. Свое выступление гость закончил напутствием:
– В те времена, когда я начинал, у редкого человек была собственная кинокамера, не говоря уже о таком уникальном зале, который сегодня есть у вас. Теперь вы можете взять телефон, снять, выложить в Интернет, а дальше уже только от вашего таланта зависит, какое количество просмотров вы наберете. Что посоветовать? Будьте наглыми, доставайте людей! Говорите: я здесь, я есть и я очень талантливый! Дайте мне место!

Серафим Романов, Алина Василькова

Служба информации СПбГУКиТ

Фото: Анна Разумовская

 

 

www.gukit.ru

компьютерная графика в фильме «Призрак»

Генеральный директор студии Main Road Post и супервайзер визуальных эффектов Арман Яхин рассказал, как проходила работа над VFX-эффектами фильма «Призрак» и с какими сложностями столкнулась его компания. 


О количестве работы

Студия Main Road Post обработала примерно 230 кадров – это “призрачные” кадры, в которых герой Федора Бондарчука проходит через стены и предметы или сидит под дождем. Также мы занимались моделью самолета снаружи, сценами внутри него, а также эпизодом с летающей бутылкой колы. 
Студия «Даго» взяла на себя порядка 200 кадров – это сцены в кабине пилотов, интерфейсы управления самолетом, сцена на карнизе, а также затирки и тряски камеры для усиления эффекта действия. 


Тряска камеры добавлялась средствами 2D-композитинга (добавление плоского движения в картинке, имитирующее движение или тряску съемочной камеры) в шотах, где было какое-либо динамичное действие в фильме. Например, при взлете-посадке самолета или при его падении. В этих случаях тряска камеры помогает сделать шоты более правдоподобными и показать зрителю, что в данный момент самолет и героев сильно трясет. В результате получаются более динамичные и зрелищные кадры.



О функциях компьютерной графики

Над фильмом «Призрак» мы работали порядка шести месяцев. Довольно много времени ушло на создание самого самолета – он полностью сделан с помощью компьютерной графики. Причем в фильме был использован далеко не первый дизайн: он претерпел значительные изменения в процессе работы. Когда дизайн был утвержден, мы потратили приличное количество времени на детализацию самолета, так как он фигурирует не только на общих планах, но и на сверхкрупных. 
Кроме того, очень подробно была сделана вся сцена на ночной дороге, где главные герои крадут самолет, а также эпизод с грузовиком с платформой.

Особенно хочу отметить нашу очень интересную и сложную разработку - облака. В фильме много кадров с самолетом, летающим в небе, поэтому очень важно было сделать реалистичные облака. Мне кажется, у нас это получилось. 

Также очень сложной оказалась сцена в офисе, когда герой Федора Бондарчука впервые осознает, что может проходить сквозь объекты. В этой сцене есть длинный кадр одним планом, где он проходит через весь офис - сквозь перегородки, столы, шкафы и компьютеры. Потребовалось много времени, чтобы сделать этот кадр: восстановить все предметы с помощью графики, создать новые, которых не было на площадке, сделать цифрового дублера, который бы отражался в объектах, бросал тени на них или же принимал тени. Это была долгая и кропотливая работа.

Все сцены в интерьерах самолета были сняты на хромакее, так как такого самолета, как мы показываем в фильме, пока не существует. 

О технической составляющей и организации работы


От нашей студии в работе над «Призраком» принимали участие 49 человек, также были люди от киностудии «Даго».
Основной софт, которым мы пользуемся, - это SideFX Houdini для работы с трехмерной графикой и сложными симуляциями, Autodesk Maya для моделинга и Foundry Nuke для композитинга.
Объем информации был не очень большой, так как не было сложных физических симуляций типа воды, огня и дыма. Всего материал занял шесть терабайт.
Аниматики для фильма были созданы довольно подробные, но их делали не мы. В результате что-то пошло в работу, что-то в процессе изменилось, потому что кино - это живой процесс, все время возникают какие-то новые идеи.

Изображения предоставлены Main Road Post © CTB Film Company

www.cinemotionlab.com

Федор Бондарчук снимет фильм об отце для платформы «ЯгоржусьРФ» — Мир новостей

Федор Бондарчук снимет фильм об отце для платформы «ЯгоржусьРФ»

Известный режиссер и продюсер Федор Бондарчук готовится к 75-летию Великой Победы.

Он решил снять документальный фильм о своем отце - выдающемся советском и российском режиссере, который получил за один из своих фильмов «Война и мир» - «Оскар», Сергее Федоровиче Бондарчуке.

На платформе «ягоржусь.рф» Федор Бондарчук выложит видео, посвященное фильму, отцифрует все материалы о своем отце, которые хранятся в их семейном архиве.

- В сентября исполнится 100 лет со дня рождения моего папы, и я хочу, чтобы о нем помнили и через века, - признался Бондарчук журналистам.

Отвечая на вопрос, как чувствует себя его мама, вторая супруга отца, Ирина Скобцева, Федор Сергеевич рассказал, что она очень помогала ему в сборе материала, и несмотря на болезни, участвовала в съемках, так что вероятно, это будет фильм не только об отце, но и о матери.

- Почти три года, во время войны, в 1942-1945 гг. он служил на Северном Кавказе. В фильме будет много материалов об этом времени.

Отвечая на вопрос, как отнесутся к его идее сделать такой фильм его либеральные друзья и коллеги - кинематографисты, Федор Сергеевич ответил коротко: «Да черт его знает, как они отнесутся. Но разумные люди, и либералы, и центристы, и патриоты - государственники, уверен меня поймут ведь конкурс - акция «Я горжусь», в которой я решил принять участие, предназначен для ознакомления с историей, а не для оценки результатов событий. Нам надо просто зафиксировать любовь к родителям, подумать о детях с внуками и оставить это в виде оцифрованной информации, - заметил режиссер и продюсер.

Сам Федор Сергеевич подчеркнул, что его участие в акции - естественно, бескорыстно. И память отца никаких денег не заменит.

Андрей Князев,

фото автора.

mirnov.ru

Федор Бондарчук: «Я никогда не хотел быть «непонятым гением»

Пока фотографы выставляют свет, Бондарчук показывает мне один за другим фрагменты «сборки» своего нового фильма «Притяжение». На экране айфона пришельцы, приземлившиеся в Чертанове, вступают в бой с представителями нашей неуютной цивилизации. Мне хочется спросить, отчего местом высадки выбрано Чертаново, а не Патриаршие, на которых, по утверждению местных жителей, все прошлое лето гадили пришельцы, но вместо этого я делаю комплимент графике.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Графику делала западная команда?

ФЕДОР БОНДАРЧУК: А где у нас сейчас Запад? Я не знаю. Мир изменился. С нами работают белорусы и русские, американцы и индусы. Я уже привык, что можно ночью по скайпу позвонить в Новую Зеландию Дэйву Уайтхеду (композитор, звукорежиссер и саунд-продюсер «Притяжения». — Esquire), и он, в секунду, прямо при тебе, не отрываясь от китайской лапши, вышлет аудио, как звучит экзоскелет в «Притяжении». А ты параллельно смотришь по удаленке, как Иван Бурляев, композитор картины, записывает симфонический оркестр в Праге, а из Америки присылают апдейты графики Арману Яхину в Main Road Post (российская студия по производству визуальных эффектов для кино. — Esquire). Один из специалистов, которые делали нам движки пришельцев, оторвался от работы над «Трансформерами», потому что его торкнуло нереально, что русские заходят в такое качество! С графикой смешной момент был. На YouTube у англоязычного трейлера «Притяжения» 90% положительных отзывов. А оставшиеся десять процентов — это наши, русские, которые заходят туда, чтобы оставить комментарий в стиле: «Конечно, это вам не Industrial Light & Magic! Графон, как всегда, говно». И тут же следующий комментарий: «Ребят, отличная у вас графика, я сам работаю в Industrial Light & Magic». Возвращаясь к команде. Разные люди работали. Я поменял всю команду. Не то что я не захотел со своими работать, просто это было принципиально важно для меня. Все молодые, все неопытные, все талантливые, все горят глазами. Такой обмен энергиями. Я такой энергетический спрут, говорю: «Дайте мне ваш талант, отдайте мне все». А они мне: «А ты давай, что у тебя есть». Вот так мы и существовали.

Поло Dolce & Gabbana, брюки Ermenegildo Zegna

С.М.: А как ты этих людей находил?

Ф.Б.: Например, наш оператор Миша Хасая, 28 лет, снял одну большую полнометражную картину «Холодный фронт». По этой картине я его и нашел. Говорю, какой интересный парень. При этом 80% из того, что происходило на нашей площадке, он не знал, потому что нет опыта: он все постигал прямо на площадке. Опыт важен, но энергия, взгляд — я этого хотел. Поэтому выглядит картина «Притяжение» немножко не как компьютерный мейнстрим.

С.М.: Скажи мне теперь как продюсер. Денег у зрителя стало меньше. В моем понимании во время кризиса российское кино должно проиграть, потому что зритель выберет очевидные блокбастеры: на «Звездные войны» пойдет, на Marvel. Что в этом году с прокатом было?

Ф.Б.: Суперуспешных фильмов не было. Разве что «Экипаж» побил несколько больших американских релизов. Я действительно нуждаюсь, как и мои товарищи, и коллеги, чтобы на русское кино ходил зритель. Потому что мне тогда проще выходить в прокат. Мне сложнее выходить, когда проваливаются картины.

С.М.: Почему последние двадцать лет не снималась фантастика? Я помню «Обитаемый остров», который был коммерчески не успешен. Это был серьезный удар для тебя?

Ф.Б.: Да, финансово только недавно из этой ситуации вылез. Пять лет назад последние долги закрыли.

С.М.: То есть вы семь лет отдавали долги?

Ф.Б.: Да. Там были большие сложности. Да и вообще сложный проект. Адов проект. 222 солнечных дня.

С.М.: А зачем ты тогда в него полез? Гордыня?

Ф.Б.: И она тоже. Это же был 2005 год. Понадеялся я на себя сильно. И переоценил свои возможности. Но я обожаю эту картину. Она дико сложная. И у нее есть своя фан-зона, которой я дорожу.

С.М.: Тут в фейсбуке у Антона Долина были дебаты по твоему поводу, но, как обычно, без тебя. И Долин написал, что-то вроде «Бондарчука очень любят зрители и ненавидят именно за это критики и многие коллеги». Что такого понимает про современного зрителя Федор Бондарчук?

Ф.Б.: Я никогда не хотел быть «непонятым гением». Мне хочется со зрителем на их языке разговаривать. Законы мейнстрима, кино для большой аудитории, отличаются от тех, которые работают в артхаусе. Глубокое заблуждение, что режиссер, снимавший удачные фестивальные работы, придет с теми же правилами к многомиллионной аудитории — и вдруг все засверкает. Это утопия. Здесь вообще другие законы работают! А я эти законы знаю. Я прошел школу «Сталинграда» у великого Юрия Озерова, баталиста, которых в кино очень мало. Которых нет. Эта его знаменитая панорама наступления советских войск на несколько минут экранного времени, которую снял с вертолета оператор Слабневич в Сталинграде, где танки все идут, идут — все вживую, все настоящее, компьютерной графики нет. Я там работал вторым ассистентом режиссера и как артист еще служил. И я бы не брался за свой «Сталинград», если б не убедил коллег и партнеров, что это может быть интересно большому зрителю. Ты же помнишь, ты же был в самом начале этого пути. Кроме меня в такой концепт никто не верил. Я для себя решил, что все-таки работаю для большого зрителя. Если на одной чаше весов — призы, критика, а на другой — зритель, то я работаю для зрителя.

Футболка, костюм, куртка, кеды Brunello Cucinelli

С.М.: А ты ранимый человек? Когда о тебе пишут: «снова лысый пришел, деньги государственные взял и снимет очередное говно» — ты до сих пор переживаешь?

Ф.Б.: Я до сих пор все это читаю. Как правило, одно и то же: «лысый, государственные деньги, папу не переплюнет». Запретить. Убить и так далее. Читаешь все это быстро-быстро. А потом — раз, комментарий по делу.

С.М.: При всем успехе «Сталинграда» мы оба помним, как на первом этапе и многие критики, и охранители начали просто сечь шомполами кино. Бондарчук — как он вообще посмел такую тему взять? Что за голливудский подход? А теперь выходит фильм «28 панфиловцев», и те же охранители говорят: нельзя ругать, вы что, мрази, на святое покусились? А вроде война одна и та же. Почему так происходит?

Ф.Б.: Потому что в «Сталинграде», как и во всех моих картинах, был вызов и эксперимент. Многие тогда кричали, что я вольно обошелся с сакральной темой Великой Отечественной войны. Почему снято для iMax 3D? Это вам что, марвеловский комикс? Кто вам позволил такую цветокоррекцию сделать? Мы привыкли к консервативной, копченой или черно-белой картинке. Зачем вы это трогаете? А вот трейлер у вас под ремикс What a wonderful world, ве- ликой песни Армстронга… Это с кем-то согласовывалось вообще? Может, вы Родину не любите? А почему у немца главная роль? Да потому что я не хотел показывать пузатых, карикатурных фрицев из журнала «Крокодил»! Молодым людям нужно объяснять, что против нас воевала действительно сильная, лучшая на тот момент армия мира, которой мы хребет переломали. И опять же, я считаю, что ответы на все вопросы дает время. Наверное, неловко писать: «Мне нравится «9 рота» Бондарчука, лежит на полке, я ее тысячу раз пересмотрел». Это написать нельзя — нехорошо. Я в самолете однажды летел рядом с известным критиком. Вижу, сидит и смотрит кино на планшете и чуть ли не слеза у него наворачивается. Я думаю: что же он такое смотрит? «Армагеддон» Майкла Бэя он смотрел. Только ни в коем случае нельзя об этом говорить.

С.М.: Федор Сергеевич, что тебя снова потянуло в мир фантастики?

Ф.Б.: По большому счету нет никакой фантастики. В «Притяжении», если заменить слово «инопланетяне» на слово «другие», получится та же история, которую мы ежедневно в новостях видим. Про события в Бирюлеве, про конфликт в Кондопоге, про поселок Плеханово под Тулой, в котором цыгане подрались с коммунальщиками. Можно взять, смонтировать кино из этих кадров. Для меня как для режиссера разницы в этих событиях нет. «Другие» плохо себя повели. Но мне даже не это интересно. Я хочу понять, как мы в этой ситуации себя поведем. Дадим ли себе шанс оценить ситуацию? Попытаемся ли услышать тех, кто не похож на нас? Мы же обожаем находить врагов! Парадокс в том, что это самый простой способ объединиться. Черно-белый мир сразу становится ясен и понятен. В детстве район на район дрались. Помнишь почему? Да просто так. Вот у них там, через дорогу, какие-то неправильные люди живут. Затем выяснилось, что настоящий враг из соседнего города приезжает. Говорят чуть иначе, одеваются как-то странно. Хорошо, что потом повзрослели и поняли, что самый страшный противник в другой стране засел. А что надо, чтобы иностранцы роднее матери с отцом показались? Я тебе скажу: инопланетяне. Появятся на горизонте рептилоиды — сразу перестанете различия в ДНК искать! И этот космический идиотизм будет продолжаться бесконечно, пока мы не поймем, что нет никаких «других».

С.М.: А как следует воспринимать «других», если они молодые, пассионарные, агрессивно занимающие новые территории? Европа с «другими» последние лет десять говорит на языке мультикультурализма, а в ответ получает в своих столицах кварталы, не желающие учить чужой язык, принимать чужую культуру. Кварталы, из которых, как в Ницце, иногда выезжают грузовики и врезаются в толпу.

Кардиган, брюки Brunello Cucinelli, ботинки Prada

Ф.Б.: Это столкновение цивилизаций. Вот про это я и снимал. Да, у нас есть инопланетяне и космический корабль. Да, мы придумали, что цивилизация «других» освоила воду как альтернативный источник энергии и т. д. Но история не про то, как «быстро и качественно отключить у пришельца правую щупальцу», или как взорвать кольца, которыми обрамлен корабль, чтобы лишить его подвижности. Мне не интересна технология борьбы с внеземным разумом. Мне интересна реакция людей. К примеру, у нас военные выступают в роли защитников, а не в роли агрессивных ястребов. Да, они не идеальны, они тоже совершают ошибки, но в какой-то момент именно у них хватает мудрости дать человечеству шанс переоценить ситуацию, остановиться и подумать.

С.М.: А простые люди как на все это смотрят? В финале главная героиня, девочка из Чертанова, вышла замуж за инопланетянина, и они родили игуанодона?

Ф.Б.: Люди разные. И смотрят они тоже по‑разному. Героине придется большой путь пройти, прежде чем она перестанет видеть в пришельце только врага. И вот тогда выяснится много всего интересного. Честно говоря, я в этой картине — за рептилоида. Мне важно донести: прежде чем что-либо взрывать или поддерживать ту или иную группу, выдохните, попытайтесь понять… Слова произнесите…

С.М.: Скажи мне, а откуда весь этот эскапизм то в прошлое, то в будущее? Большинство сериалов, которые выходят на отечественном телевидении, они практически все про вчера. Это шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые. Федор Сергеевич Бондарчук у нас снимает фильм про чужих. Но он про Чертаново снимает не с живущими там чертановцами и чертановками, а про инопланетян. Настоящего не существует?

Ф.Б.: Сейчас мне интереснее, что будет завтра. Я не делаю ничего специального в отношении выбора жанра. Делаю то, что меня по‑настоящему увлекает. Знаю, что обязательно сниму фильм о любви, на двоих, в одном объекте, построенный на восьмерках, например. Нет, если серьезно, то мир вокруг — неисчерпаемый ресурс для создания историй о нем. И в будущем я найду тему, сценарий, где главными будут человеческие отношения, разбор, актерское нутро. Но здесь и сейчас мне интересно смотреть про волонтеров, которые подписались полететь на Марс «в одну сторону». Ребята в буквальном смысле готовы променять все на свою мечту. А мы, работая с фантастическим материалом, воплощаем свои мечты. Что-то из того, что придумали, сбылось, что-то нет, но каждый удачный проект — это работающая модель, которая может научить, показать, предостеречь… Кроме прочего, это безумно интересно — придумывать систему координат, в которой это будущее будет происходить. Станет ли будущее миром интернет-анархистов, как в «Мистере Роботе», или миром андроидов, как «Мире Дикого Запада». А кому-то интересно с утра до вечера смотреть, что мы жрем, зеленая это или красная еда, пробиотики или белковая диета. Вот здесь уже все эти разговоры… Они боятся будущего — и только поэтому не хотят туда заглядывать.

С.М.: А мы вместо этого предпочитаем сидеть на виртуальной кухне 1970 года и петь «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались»?

Ф.Б.: Все разговоры сводятся на извечные, любимые темы: вот раньше, в наши времена, было о-го-го. А где сейчас Тарковский? Безусловно, кино, как и литература, музыка, переживает волнообразные скачки. Цой, Кинчев, «Асса», Сергей Бодров появились тогда на пике глобальных изменений. Кто-то надеется на Буслова, Хлебникова, Хомерики, Германа-младшего… Кто-то ждет новую волну…

плащ Pal Zileri

С.М.: Недавно депутат Госдумы Чернышев вышел на трибуну и прочитал речь о том, какую страну просрали в 1991 году. «В зале Госдумы присутствуют те, кто видел, как рушилась великая страна, и я хочу, чтобы мы не забывали и осуждали людей, которые допустили это». Голову парня 1991 года рождения занимает повестка 30-летней давности.

Ф.Б.: Я тебе отвечу другой историей. Мы картину «Притяжение» показывали фокус-группам, начиная еще от сценария. И наша любимая аудитория — это двенадцать-восемнадцать лет. Свободная, легкая, юморная, очень умненькая! Я иду в Stadium Live и смотрю этих ребят на концерте Twenty One Pilots. Тексты на английском, сложный речитатив, а все восемь тысяч человек свободно наизусть кричат. Затем они поступают в институт и к двадцати пяти годам — щелчком — превращаются в других людей. Это страшные консерваторы. Это люди, камуфлирующие свою речь цитатами из новостей. Между восемнадцатилетними и молодыми людьми двадцати пяти лет разница чудовищная. Помнишь, среди молодежи провели опрос, кем они хотят стать, и все решили стать чиновниками? Я ужаснулся.

С.М.: А чего ты ужасаешься? Они видят, что очень комфортно жить топ-менеджером Газпрома, еще лучше — чиновником. Вот это настоящие герои нашего времени. Молодой парень видит их по телевизору, на улицах, в ресторанах и говорит себе: окей, мне надо попасть в эту грядку. Кого можно предъявить обществу в качестве нового героя?

Ф.Б.: Никого не показываем. Говорим, что запроса такого нет. А запрос есть, только он не выполняется. Я не думаю, что все шибко рады наблюдать ровно одни и те же лица в Государственной думе. Возьми любое политическое шоу, тот же шоу-бизнес. Там все люди нашей юности. Выглядят только получше. А есть другие герои. Оксимирон, Скриптонит, Фараон. Есть каналы в Telegram, где куча талантливых людей пишут. И у них свой мейнстрим, который с нашим даже не пересекается! Миллионы поклонников!

С.М.: Но ты же сам рассказал, что как только этим любителям Фараона и Оксимирона становится 17, они приходят в институт и хотят стать чиновниками Газпрома или депутатами Госдумы. Что с ними происходит? В институте пытают, что ли?

Ф.Б.: Не знаю. Я и сам думаю: где этот переход, этот разлом? Когда он происходит? Или у них сексуальное взросление наступает? Или дело в том, что они идут в институт, вступают в новую взрослую жизнь и играют по взрослым правилам? Может быть, это не они такие, а игра? Или они так представляют себе современное общество и пытаются вписать себя в систему координат? Я очень жду появления новых героев, которые своими проектами будут подталкивать страну в будущее. Таким людям я всегда готов помочь — вот моя рука. Давайте вместе делать новые проекты! Снимайте кино, прыгайте без парашюта, читайте рэп. Но не превращайтесь в серую массу. Я не говорю: «Какой молодой и талантливый, лучше отойди в сторонку». Наоборот, я себя рядом с ними проверяю. Я делюсь, и с радостью. Для меня это важно. Помогать людям — важно. Делиться опытом — важно. Мне доставляет это невероятное удовольствие. Я никогда не говорю: «Я снял». Я говорю: «Мы сняли». Люди, которые работали над «Притяжением», — я без них ничего бы не сделал. Мы отмечаем всех в титрах, для меня важны титры. Внутри профессии мы три года жизни тратим на одну картину. И это маленькое упоминание для меня важно. У меня репутация в индустрии — я ей дорожу.

С.М.: Мне часто говорят, что в России отсутствует институт репутации.

Ф.Б.: Я категорически против этого. Я дорожу своей репутацией, дорожу своей фамилией. Есть какие-то вещи, важные для меня. Это уважение к людям, с которыми работал, к самому себе, к профессии. Меня коробит от слова «киношники», меня никогда так не называли, и я никогда никого так не назову. Я не знаю этого слова и не хочу знать. Так я воспитан. Такая у меня семья. Возвращаясь к институту репутации. Для меня это не пустой звук. ¦

Благодарим за помощь и содействие кинотеатр «Пионер» и кафе «Пион».

esquire.ru

Федор Бондарчук о себе в интервью для Cosmopolitan

Все обращаются к нему по имени-отчеству: Федор Сергеевич. И коллеги, и, как потом выяснилось, близкие. Честно говоря, позволить себе менее официальное обращение не получается, просто язык не поворачивается. Да и перейти на «ты», как с другими героями Cosmo, тоже. Мы встречаемся в офисе кинокомпании Art Pictures. В кабинете Бондарчука обращаю внимание на афишу фильма «Война и мир». Рядом фотографии родителей — Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой. Когда я говорю, что не упущу шанса описать обстановку, Федор проводит мне экскурсию. Демонстрирует фотографии родителей, а на противоположной стене — подписанные снимки Георгия Данелии и Станислава Говорухина. Я спрашиваю, чего он не любит на интервью. Федор Сергеевич без обиняков заявляет: «Если журналист не подготовлен, могу просто уйти». Его слова не вызывают сомнения. Бондарчук живет кино. 16 ноября на экраны выйдет комедия «Мифы». Это дебютный фильм молодого, но уже известного театрального режиссера Александра Молочникова. Федор Бондарчук сыграл в нем… Федора Бондарчука. Что ж, он может себе это позволить.

«Единственное, о чем жалею: как же много времени я потратил на исследование ночной Москвы!»

Как получилось, что в «Мифах» вы исполняете роль самого себя?
Я бы сказал, что играю не себя, а миф о себе. Ну правда, не могу же я серьезно, а тем более на глазах у всех говорить про «последнюю надежду российского кино». На самом деле эта шутка впервые прозвучала в фильме Кирилла Серебренникова «Изображая жертву»: «Русское кино в …, и только Федя Бондарчук молодец».

А что это за миф? Как, на ваш взгляд, публика воспринимает Федора Бондарчука?
Есть зритель, который любит мое кино, ему нравится то, что я делаю. А есть группка хейтеров. Я прекрасно понимаю, что вторую категорию никак не переубедить. Для них писать негатив — как работа. Вот так я между ними и живу, ищу баланс. Это нормально. Кстати, я комментарии о себе и своих фильмах всегда читаю.

До сих пор?
До сих пор. Мои друзья и коллеги тоже удивляются: «Ты сумасшедший, что ли?» Но я уже привык, просто листаю ленту очень быстро: «Одно и то же, одно и то же». А потом — раз! — и взгляд за что-то интересное цепляется. И ради этого одного комментария и стоит все смотреть.

В свои 50 вы играете в фильме 25-летнего режиссера. Не возникало желания поучить его уму-разуму?
Нет, я не люблю никого учить, а делиться опытом могу. Некоторые шутки Молочникова дурацкие, я их до сих пор не понимаю. (Смеется.) Но мне очень нравятся Сашина включенность в работу и его безумная энергия на площадке. Саша — талант! Однажды позвонил ему рано утром, а он с 7 часов по крышам лазит, натуру ищет. Еще он меня просто достал со своими репетициями. Говорю: «Молочников, у меня маленькая новелла в фильме, что вы там собираетесь репетировать?» И все равно пять дней перед съемками готовились.

По сюжету вы встречаете братка, который в 90-е годы дал вам деньги на съемки клипа Натальи Ветлицкой «Посмотри в глаза». Он спустя годы решает получить долг. Подозреваю, что это история из вашей биографии…
Нет, ее придумал Молочников. Но в 90-е многое происходило. Это не касается конкретно ролика Наташи, но жизнь была соткана из таких эпизодов. За одним столом могли сидеть Влад Листьев и бандит из Гольянова. Тут же какой-нибудь поэт читал стихи. В лес меня не вывозили, но деньги получить пытались. 90-е вспоминаю с улыбкой и грустью — время полной свободы, безграничных возможностей и сумасшедших перспектив! Никогда не забуду невероятное ощущение, словно передо мной целый мир открылся и можно любые идеи реализовывать. И никто не скажет, что ты — безумец. Единственное, о чем жалею: как же много времени я потратил на исследование ночной Москвы!

Имеете в виду тусовки?
Да, меня все интересовало. Хотелось мир узнавать, пробовать. Вот представь себе ситуацию. В час ночи звонит товарищ и предлагает выпить водки, а ты говоришь: «Хорошо, давай у таксистов купим!» А он отвечает, что можно пойти в кафе. В кафе, которое работает ночью! Оно только открылось, и казалось, что подобного не бывает в природе. А еще все ходили смотреть кино в Dolby Stereo. Никто не знал, что это за зверь такой. Во всем ощущалась новизна. С одной стороны, мне обидно, что потратил время на тусовки. Когда прагматичные бизнесмены открывали компании и зарабатывали деньги, я изучал мир. А с другой — классно, что у меня есть подобный опыт. Так что, наверное, не жалею. Да, точно, я ни о чем не жалею!

«В лес меня не вывозили, но деньги получить пытались»

Недавно вы отпраздновали 50-летний юбилей. Оглядываясь назад, что бы сейчас сделали по‑другому?
Опять-таки, потратил бы больше времени на кино.

А как же семья? Дети?
Не стал бы ничего менять. Приведу пример. Однажды, когда сын был маленьким, его спросили, если представить, что твоя жизнь — арбуз, какую часть этого арбуза знает папа. Он сначала ответил, что половину. А потом подумал и сказал: весь. Я всегда много работал, но мы были и остаемся очень близки. Бытует мнение, что режиссер остается режиссером и вне съемочной площадки, всеми командует.

Скажите, к вам это относится?
На 100 процентов! Стараюсь говорить себе: «Стоп!» Порой прошу близких, чтобы они меня останавливали. Мне действительно больше всех надо: все предусмотреть и решить. И про себя думаю: «Дай людям своей жизнью пожить». Но все равно пытаюсь даже не срежиссировать, а, скорее, спродюсировать события. Не считаю, что есть только мое мнение и неправильное. Но чаще всего именно то, что я предлагаю, оказывается верным. (Смеется.)

Думаю, с вами довольно сложно ужиться…
Не скрываю: я тяжелый человек. Но готов и хочу меняться! (Смеется.) Зато есть одна вещь, которая неизменна все годы. Я совершенно не понимаю, почему с 23 лет меня называют Федором Сергеевичем. Отчего так сложилось? И ладно бы, если только в профессиональной среде, но это ведь почти все делают.

Даже близкие?
Да, многие. Я пытался разобраться, по каким причинам так происходит, но пока не выяснил. (Смеется.) В юности неловко было.

Совсем недавно по Первому каналу показывали большой документальный фильм о вас. В нем Анна Михалкова назвала вас мужчиной мечты. А вы сами себя так оцениваете?
Совершенно точно нет. Напомню: я — тяжелый человек. (Улыбается.) Наверняка многие женщины с ней бы согласились.

Как считаете, почему?
С Аней мы дружим с детства. А сестру Ани Надю помню совсем маленькой. Аня знает всю мою жизнь и, наверное, может так говорить. Конечно, приятно подобный комплимент услышать. Вероятно, так думают из-за того, что я ответственный. За свои поступки отвечаю и верю в то, что в жизни все бумерангом возвращается. Необязательно сразу или даже не к тебе, а к детям, но возвращается. Ко мне эти бумеранги тут же прилетают. Мгновенная карма.

В чем это проявляется?
Приведу один пример. Однажды я обиделся на съемочную группу. Даже повторюсь: я обиделся на съемочную группу, представляешь? Мы работали над картиной «Обитаемый остров». Был один выходной, договорились пожарить шашлыки. Я рано встал, все подготовил, приехал, а люди спят, потому что накануне крепко выпили. Я надулся и решил уехать. Иду к себе, а там стояла арка. И — раз! — башкой в эту арку. Сто дней до этого замечал, а тут не обратил внимания: «Вот, получи!» Развернулся, говорю: «Срочно возвращаемся назад, к группе!» Надо быть внимательным к людям и особенно к женщинам.

«Я свою женщину люблю, я ей восхищаюсь, я для нее звезду с неба достану»

Возможно ли равенство мужчин и женщин?
Мне бы его не хотелось.

Почему?
Потому что оно вам не нужно. Девушка — такое хрупкое создание. Предполагается, что она нуждается в постоянной защите. И мужчина должен эту защиту ей дать. Я не претендую на доминирование и за то, чтобы в работе все были равны, получали одинаковые деньги. Но, если говорить об отношениях, зачем нужно равенство? Есть же физиология, она разная. Ну вот стоит тяжелый стол, хочешь, бери и неси его, если тебе так нравится. Только в моей голове подобные вещи никак не укладываются. Ты же должен женщину возвышать, а как возвышать, когда она стол тащит?!

А возвышать необходимо?
Да! Я свою женщину люблю, я ей восхищаюсь, я для нее звезду с неба достану. Вот так-то.

Кажется, я начинаю понимать, почему вас называют мужчиной мечты…
Видишь, вот мы и нашли объяснение!

www.cosmo.ru

Федор Бондарчук: Я вам ничего не скажу

«Притяжение 2» будет. А я вам ничего не скажу, вообще! Съемки, даст бог, начнем в середине лета.

О новых фильмах

Сейчас выходят «Селфи» и «Лед». Я не могу сравнивать, я не могу говорить. Я знаю, кто больше соберет, но зачем запускать это в пространство?

Ну конечно я знаю, кто больше соберет, но не буду говорить.

О премьерах и Бузовой

Предпремьерные показы «Селфи» прошли хорошо, но я что-то в последнее время не понимаю, зачем устраивать премьеру. Наверное, для того, чтобы многие об этом узнали. В итоге есть картинки, и комментарии одни и те же — у кого какая прическа, кто как одет, «гори в аду» и так далее. Но тогда зачем устраивать премьеру, тратить на это большие деньги и силы, если можно пригласить Ольгу Бузову одну, поставить экран, и выхлоп будет в два раза, три, сто раз больше. Хотите — принимайте эту парадигму, не хотите — не принимайте, но это факт.

Александр Петров — секретное оружие. Как он попал в «Притяжение»? Я попробовал всех артистов и просто молодых людей в возрасте от 14 до 25 лет, которые смотрят в сторону театра. И все спрашивали: «А что с Петровым?». А я отвечаю: «Подождите, все ясно с Петровым».

И приходит Петров и рвет в прямом смысле зубами. Он же животное, в хорошем смысле. Так не играют люди.

Может, мы найдем что-то лучше, чем Петров? Может, мы найдем нового Петрова? Говорю же, он секретное оружие. Если бы персонаж Петрова был не хоккеист, а штангист, и был армянином, все равно Петров сыграл бы.

О лучших сериалах и фильмах

Я рекомендую, конечно же, сериалы «Мистер Робот», «Дневник служанки» («Рассказ служанки» — прим. ред.), «Однажды ночью», «Озарк». Из фильмов всем в кино смотреть «Форму воды», болеть за Андрея Звягинцева на «Оскаре» и посмотреть «Нелюбовь», и я не перестаю говорить об «Аритмии» Бори Хлебникова, о великолепных Саше Яценко и Ире Горбачевой. Еще о сериалах. Девочкам можно посмотреть «Очень странные вещи» («Очень странные дела» — прим. ред.) и «Большая маленькая ложь». А из российских сериалов я жду «Лучше, чем люди». Он о роботах в нашей жизни, очень интересно выглядит. И я жду начала съемок «Метода 2».

Смотрите выпуск полностью:

Во время загрузки произошла ошибка.

kino.mail.ru

51-летний Федор Бондарчук испугал чрезмерной худобой

Федор Бондарчук — отец двоих детей. У 51-летнего режиссера есть 19-летняя дочь Варвара и 27-летний сын Сергей от Светланы Бондарчук, с которой он развелся в 2016 году после 20 лет брака. Бывшие супруги остались друзьями, они часто встречаются на семейных праздниках, днях рождения детей и внуков. Сейчас у Федора роман с актрисой Паулиной Андреевой.

Недавно Сергей Бондарчук, сын режиссера, поделился новой совместной фотографией с отцом. «С Лучшим Другом на мероприятии», — подписал кадр Бондарчук-младший (Орфография и пунктуация здесь и далее авторские. — Прим. ред.).

instagram.com/seregabondar

Поклонников Федора Бондарчука напугала его чрезмерная худоба. Они отметили, что за последние несколько лет режиссер сильно изменился. «Что с Фёдором? На себя не похож», «Как-то похудел папа сильно», «Нет, извините, но это не похудел — это высох. У него очень больной вид», — пишут в комментариях.

В ответ Сергей сообщил, что с его отцом все в порядке. «Все здоровы Слава Богу! Просто много спорта и правильное питание!» — успокоил он подписчиков.

Напомним, недавно Светлана Бондарчук заявила, что Паулина Андреева не хочет с ней общаться: «Совместных застолий, видимо, не будет. Не потому, что я этого не хочу… Это другие люди не хотят. Я открыта и Федору сказала об этом сразу».

www.cosmo.ru

«Федор Бондарчук. Счастлив. Здесь и сейчас». Документальный фильм

В 17 лет Федор пошел поступать в МГИМО. И поступил бы, наверное, однако в жизни часто все меняет одно короткое «но». Прямо на экзамен пришел отец, взял сына за руку и отвел во ВГИК. Через десять дней Федор Бондарчук уже не мог представить свою жизнь без кинематографа.

Жизнь перевернулась с ног на голову. Навсегда. Вот оно счастье — учиться и заниматься тем, что любишь — кино. Но!.. Федор ушел из семьи. От мамы и отца, который собственноручно и наставил его на этот путь.

Примирение будет много позже. В неожиданном месте и при неожиданных обстоятельствах. А пока — учеба и съемки. Федор жил у своего сокурсника Тиграна Кеосаяна. Народу собиралось уйма — студенты, актеры, музыканты. Там и задумали снимать музыкальные клипы. Никто не знал, как это надо делать, а они делали. В 1993-м Федор был удостоен премии «Овация». На сцену вдруг вышел его отец. Создатель оскароносной киноэпопеи «Война и мир» вручил сыну премию. За видеоклипы.

Имя отца — та самая железобетонная плита, которой Бондарчук не дал себя раздавить. Он очень долго будет идти к своему режиссерскому дебюту. Перед финальными титрами фильма «9 рота» в кадре стоят два слова: «Отцу посвящаю». После «9 роты», состоялся, казалось бы, сложный и неподъемный «Обитаемый остров», уже был в планах «Сталинград» — жизнь набирала скорость, но…

Еще в 2012 году, когда мы с Федором Бондарчуком записывали интервью к юбилейному фильму о его маме, Ирине Скобцевой, он просто не ответил на вопрос о сестре Алене, которой не стало в 2009-м. Молча встал и ушел. Интервью закончилось. Но сегодня он смог сказать. Но это не значит, что стало легче. Федор Бондарчук: «Я сложно справлялся, поэтому мне как-то вот так устроено, что иногда это, иногда эти тумблеры не работают и становится очень тяжело. Потому что как из тебя вырвали сердце. У нас разница… 5 лет. Она ушла, ей 46 лет было. За год сгорела».

Бондарчук — боец. О нем так говорят те, кто работает с ним, кто знает его близко. Константин Крюков, его племянник, сын Алены, отвечая на вопрос, чем он похож на своего дядю, говорит о том, что это менее важно, чем то, в чем хочется быть на него похожим: в умении держать удар и идти вперед.

«9 рота», «Обитаемый остров», «Сталинград» — все это кино он сделал с одной и той же командой, с людьми, которым доверял безоговорочно. Но!.. Однажды сказал, что новое кино «Притяжение» он сделает не с ними, а с новой командой, которая и объединится вокруг него, и заработает как часы. Вот он вызов самому себе. Снова. Как и много лет назад, когда он ушел из родительского дома, чтобы доказать, что «я — это я». Отрываясь от шаблонов, от протоптанной дорожки, от чужих мнений и советов, Бондарчук в этом и черпает для себя силы. А значит, и счастье. То самое, о котором он говорит: «Счастья постоянного не бывает. Оно такое короткое!.. Утром я еду на велосипеде, ощущаю время, город, себя в этом мире — и это счастье. Оно быстротечное, мимолетное, но оно мое!..»

Большое интервью с Бондарчуком мы писали в два захода. Он говорил обо всем — творчестве, ошибках, успехе, потерях, семье, детях, любви, и, конечно, о счастье. Но усидеть на месте больше часа не мог. И убегал. И впереди куча дел. И его ждут. Ждут люди, которые объединяются вокруг этого человека, заряжаясь и заражаясь его энергией быть счастливым здесь и сейчас.

В фильме принимают участие:

Ирина Скобцева, Сергей Бондарчук, Тата Бондарчук, Маргарита и Вера Бондарчук, Никита Михалков, Олег Меньшиков, Александр Роднянский, Ольга Слуцкер, Валерий Тодоровский, Филипп Янковский, Оксана Фандера, Авдотья Смирнова, Сергей Гармаш, Анна Михалкова, Константин Крюков, Иван Охлобыстин, Тигран Кеосаян.

Продюсер Илья Кривицкий.

Лучшие фильмы и сериалы Первого канала смотрите на сайте 

www.1tv.ru


Смотрите также