Высота стен крепости измаил


Измаил (крепость) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 октября 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 октября 2019; проверки требует 1 правка.

Крепость Измаил (рус. Крепость Измаил, тур. İsmail Kalesi) — крепость, которая существовала в XVI—XIX веках на берегу Дуная на территории современного города Измаил.

Важный стратегический объект в период русско-турецких войн. Измаил как крепость упоминается в переписи от июля 1592 года. По этой переписи Измаил — небольшая укрепленная крепость, имела военный гарнизон, 36 охранников и 53 конных всадника. За пределами крепости — 10 христианских районов. Известно, что данная крепость была выстроена Мехмедом Агой, однако долго она не просуществовала. К 1636—1637 гг. относится строительство оборонительного вала с северной стороны города. Строительство крепости Измаил было начато в 1781 г. и продолжалось до 1790 г. Эта крепость, которую штурмовал А. В. Суворов в 1790 году, была земляной бастионного типа, имела земляной вал и ров, в юго-западном углу — каменный редут Табия.

В 1796—1797 гг. было начато строительство новой крепости, более усовершенствованной.

Согласно условиям Парижского мирного договора 1856 года крепость Измаил была разоружена, а стены подорваны[1]. В конце XIX века вследствие развития дальнобойной артиллерии бывшая крепость окончательно потеряла своё оборонительное значение.

Ныне территория бывшей крепости Измаил в большей своей части подконтрольна Измаильскому мемориальному парку-музею "Крепость", задачей которого является сохранение и возрождение крепости Измаил как объекта культурного наследия Украины.

Измаил - город-крепость русской славы

Древняя история города

Существует много легенд и преданий, относящихся к истории возникновения Измаила. По данным древнерусских и древнегреческих письменных памятников и археологических источников, на берегу Дуная проживало много различных племен и народов. В 1979 году были произведены раскопки самого древнего памятника археологии, обнаруженного на окраине Измаила в районе поселка Матроска.

Ученые-археологи предполагают, что поселение принадлежало земледельцам так называемой гумельницкой культуры. А, как известно, племена гумельницкой культуры обитали в VI тысячелетии до н.э. на берегах Дуная, озёр Катлабух и Ялпух. При раскопках в районе Кривого озера (на восточной оконечности города) были обнаружены керамические изделия, посуда, амфоры, на которых сохранились клейма и надписи на древнегреческом языке.

Результаты археологических раскопок и изучение древнегреческих письменных памятников позволили ученым выдвинуть гипотезу об основании древними греками на этом месте фактории - торгового поселения, которое назвали Антифила, что в переводе означает "нелюбимый". Такое название поселение получило из-за частых опустошительных набегов местных кочевых племен.

Римский поэт Овидий Назон, изгнанный в 8 году до н.э. императором Августом в маленький колониальный городок Томы (ныне г.Констанца в Румынии), называл степные дали за Дунаем страной "темной ночи", "непознанным краем".

Во II веке н.э. на берегу Дуная появились римляне. У самого устья реки Репиды (в переводе - Быстрая) - притока Дуная - они выстроили крепость, которую назвали Сморнис. О том, что здесь стояли римские легионеры, свидетельтвуют следы их поселений, обнаруженные на территории между судоремонтным заводом и селом Матроска: римские монеты, обломки амфор и т.д.

Заметные следы своего пребывания оставили на берегах рек и озер Северного Причерноморья земледельцы черняховской культуры (III - IV вв. н.э.). По утверждению римского географа Кастория восточные славяне обосновались в этих краях в IV веке н.э. На составленной им карте славянских поселений значится торжище Сморнис. Однако другими источниками не подтверждается столь раннее поселение славян на побережье нижнего Дуная.

К наиболее ценным из имеющихся ранних письменных памятников, свидетельствующих о славянах, обитавших на территории южной части Днестро-Дунайского междуречья, ученые относят древнерусские летописи, в которых говорится о месте обитания славянских племен тиверцев и угличей ( угличами назывались славянские племена, жившие в "углу" земли русской, между Дунаем и Прутом ).

В конце IX - начале X веков сложилось сильное славянское государство - Киевская Русь. На месте развалин римской крепости Сморнис выросло новое славянское городище Смил. Вскоре Смил превратился в важный торговый и культурный центр на Дунае и вошел в состав Галицко-Волынского княжества, которое поддерживало тесную экономическую связь с Киевом.

В середине XIII века эту местность захватили золотоордынцы. Только дым, земля и пепел, как повествует летописец, остались на месте древнего славянского города Смил. Спустя почти столетие после освобождения из-под власти Золотой Орды из руин Смила выросло новое городище Синил, вошедшее в конце XIV века в состав Молдавского княжества. В 1538 году городищем овладели султанские войска.

Разграбив и опустошив городище, османы решили навеки здесь укрепиться. Они не только преследовали местных жителей, угоняли их в рабство, но и стремились уничтожить самобытную культуру, все то, что было создано многими поколениями. Синил, по свидетельству турецкого путешественника-географа Эвлия Челеби, переименовали в Ишмасль (в переводе с турецкого - "услышь бог").

Частые бунты населения Буджака (в переводе с турецкого - "угол") в борьбе с османской Портой поддерживались казаками Запорожской Сечи. В 1594-1595 годах запорожские казаки под предводительством Григория Лободы и Северина Наливайко штурмом овладели Ишмаслем. Султанские правители вынуждены были укрепить оборонную мощь Ишмасля. Они не только соорудили новую мощную крепость, но и дали ей новое название - Измаил.

Сохранив старую часть крепости - цитадель и бастион Табия, приглашенные из Европы специалисты-фортификаторы окружили их новыми мощными каменными стенами, высота которых достигала 10 метров. Крепость имела укрепленные капониры, глубокие рвы, наполненные водой, 265 орудий, а также тридцатитысячный, хорошо вооруженный гарнизон янычар.

Именно с этой крепостью связана одна из славных страниц в истории русского оружия. 11 декабря 1790 года в ходе русско-турецкой войны 1787-91 гг. крепость была взята штурмом русскими войсками под предводительством одного из величайших полководцев всех времен и народов - генерал-аншефа А.В.Суворова.

В 1791 году был заключен мирный договор в Яссах, согласно которому Россия получила земли, лежащие между Бугом и Днестром. Однако Бессарабия и Измаил по-прежнему оставались под властью султана. Екатерининские дипломаты не сумели воспользоваться плодами блестящей победы русского оружия.

И только спустя 19 лет население Придунайского края освободилось из-под ига султанской Турции (и попало под иго царской империи). Этому предшествовала русско-турецкая война 1806-1812 годов и еще один, последний штурм крепости Измаил, который завершился 14 сентября 1809 года. Осуществили его русские войска под командованием генерала А.П.Засса. В этом штурме принимал участие офицер русской армии, в будущем известный украинский писатель И.П.Котляревский.

В начале XIX века Россия прочно утвердилась в устье Дуная и на берегах Черного моря. С получением прав свободного плавания на нижнем Дунае началось бурное экономическое и культурное развитие края. Сюда устремились беглые крепостные крестьяне из центральных районов Украины и России. Находили здесь приют болгары, греки, гагаузы, албанцы и представители других национальностей, гонимые турецким гнетом.

В 1810 году у восточных стен крепости Измаил стал расти посад, который по указу Сената в 1812 году был переименован в город Тучков. В этом же году по условиям Бухарестского мирного договора он вошел в состав Росийского государства. К концу 1813 года здесь насчитывалось 6 тысяч жителей, а в 1817 году население возросло до 9 тысяч. Измаил (Тучков) становится важным для России морским и речным портом на Дунае. Зарождается новая отрасль промышленности - судостроение.

* В 1818 году Измаил (Тучков) получает статус уездного города. А в сентябре 1830 года было создано Измаильское градоначальство, магистрат, дума и другие административные учреждения. Город приобретает своеобразный внешний облик. Под руководством известного петербургского архитектора А.И.Мельникова в центре городской обширной площади строятся торговые каменные ряды.

Крымская война, длившаяся с 1853 по 1856 год, закончилась Парижским мирным договором, который подписали Россия, Турция, Англия, Австрия, Франция и другие европейские государства. Черное море было объявлено открытым для всех судов всех наций. Южная Бессарабия, а вместе с ней и Измаил отошли к Молдавскому княжеству, находившемуся под протекторатом Турции. Бастионы и стены крепости согласно договору были взорваны.

Новая оккупация султанской Турцией Измаила с 1856 по 1878 год не только затормозила его дальнейшее экономическое и культурное развитие, но и привела к упадку торговли и промышленного производства. Тяжелое экономическое положение города заставило многих жителей переселиться в другие города Украины и России. Вскоре навсегда пришел конец турецкому владычеству в Южной Бессарабии. В результате победы в русско-турецкой войне 1877-1878 годов Измаил был присоединен к России.

  • Штурм крепости Измаил.
-----------------------------------------
В 1790 году главнокомандующий русской армией князь Г.А.Потемкин-Таврический после овладения крепостями Килия, Тульча и Исакча отдал приказ отрядам генералов И.В.Гудовича, П.С.Потемкина и флотилии генерала О.М. де-Рибаса овладеть крепостью.

Крепость в русско-турецких войнах играла важную роль: она не только серьезно препятствовала освобождению Добруджи русскими войсками, но вместе с тем являлась прекрасным убежищем для остатков султанской армии, бежавших из разгромленных русскими войсками крепостей Аккерман, Бендеры и Хотин. В то время за валами Измаильской крепости укрылись не только остатки разгромленных остатков этих крепостей, но и наиболее зажиточное мусульманское население края со своими семьями. России нужна была победа, которая заставила бы Оттоманскую Порту первой искать мира с русскими, отказаться от своих агрессивных планов. Без взятия крепости Измаил о победоносном завершении войны нельзя было и думать.

Но никто из генералов не мог решиться на штурм янычарской твердыни. Военный совет (собранный генералом А.Н.Самойловым, сменившим И.В.Гудовича) решил снять осаду Измаила ввиду приближения зимы. Главнокомандующий не утвердил этого решения и предписал опальному генерал-аншефу А.В.Суворову, стоявшему у Галаца, принять командование войсками, осаждавшими Измаил, и овладеть крепостью.

Слава русского полководца к тому времени распространилась далеко за пределы Росии. На счету шестидесятилетнего военачальника были победы под Кинбурном, Фокшанами, Рымником...

А.В.Суворов прибыл к Измаилу дождливым декабрьским утром 1790 года верхом на лошади в сопровождении донского казака Прохора Дубасова. Оставив лошадь у подножия скифского кургана, Суворов поднялся на его вершину. Отсюда хорошо просматривались в подзорную трубу бастионы и валы, за которыми упирались в небо шпили остроконечных мечетей и минаретов, виднелись красные крыши магазинов и складов.

Такие крепости, как Измаил, считались в то время неприступными.

Вот как писал великий английский поэт Дж.Г.Байрон о крепости Измаил:

  • "Тот город Измаил. На левом берегу
  • Протока левого стоял он над Дунаем.
  • Дома восточные, но крепость, не солгу,-
  • Перворазрядная, второй такой не знаем."

"...Крепость без слабых мест, - осмотрев сооружение, сообщил Суворов на второй день главнокомандующему, - сего числа приступлено к заготовлению осадных материалов, коих не было для батарей, и будем стараться их совершать к следующему штурму дней через пять..."

Суворов вернул к Измаилу русские войска, отходившие от крепости, блокировал ее с суши и со стороны реки Дунай. На Трубаевом кургане, где стояла палатка полководца, редко можно было застать А.В.Суворова. Он находился среди солдат и казаков, обучал их "глазомеру, быстроте и натиску", штыковому удару. "Штурмовал" огромные валы, сооруженные возле села Сафьяны по его приказу, подобные тем, которые предстояло взять, проверял готовность к штурму. Через несколько дней подготовка была закончена.

К ультиматуму главнокомандующему, посланному 7 декабря на имя командующего турецкими войсками Айдозли-Мехмет-паши, в котором предлагалось сдать крепость во избежание напрасного кровопролития, Суворов приложил свою короткую записку: "Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление о сдаче - воля, первый мой выстрел - уже неволя, штурм - смерть. Что оставляю на ваше рассмотрение." Сераскир ответил на послание уклончиво, попросил перемирия на десять дней. А паша заносчиво и хвастливо говорил: "Скорей Дунай остановится в своем течении и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил".
"Штурм и немедля", - решил Суворов и собрал 9 декабря последний совет, на котором генералы и бригадиры единодушно высказались за штурм крепости.

В течение 9 и 10 декабря крепость подвергалась ожесточенной бомбардировке из 600 орудий. Суворов разделил войска на три отряда по 3 колонны в каждом: с востока(Килийские ворота новой крепости) - под началом А.Н.Самойлова, с запада(Бросские ворота) - под командованием П.А.Потемкина, с юга - силами десанта флотилии во главе с О.М.Дерибасом.

В ночь с 10 на 11 декабря русская артиллерия разрушала турецкие укрепления; в 3 часа 11 декабря штурмовые колонны подошли к Измаилу, в 5:30 начали штурм крепости.

Самый мощный западный бастион - Табия - атаковала колонна С.М.Львова. Тяжело раненного генерала Львова сменил верный сподвижник Суворова полковник В.И.Золотухин. Он вовлек в бой гренадеров Апшеронского полка, овладел прибрежной батареей противника, обошел Табию с тыла и открыл Бросские ворота - ключ от всей крепости. Слева от Бросских ворот на 24-метровой высоте знамя екатерининских егерей водрузил егерь Тимофей Никифоров и секунд-майор Л.Я.Неклюдов. Трудным оказался Бендерский бастион, который штурмовала 3-я колонна. Много солдат и офицеров полегло на мокрых и скользких от крови крепостных валах.

В районе гранитных Килийских редутов дважды атаковали солдаты М.И.Кутузова и дважды отступали под натиском янычар. Взяв из резерва Херсонский полк, Кутузов в третий раз повел на штурм своих гренадеров и овладел бастионом. (Этот момент кстати запечатлен художниками на полотне Измаильской диорамы.)

Отряды речной и морской флотилии О.М.Дерибаса, насчитывающей 200 судов, атаковали крепость со стороны Дуная. Зиновий Чепега - бригадир запорожских казаков, командуя 2-й колонной высадки речных десантов, бросился с казаками на берег и занял редуты вдоль Дуная. Запорожские казаки во главе с атаманом А.А.Головатовым нанесли смелый и сокрушительный удар в самую середину крепости. Бой перешел в центр города. Янычары дрались за каждый дом. Среди имен храбрых казаков, участников штурма Измаила - Антон Головатый, награжденный именной саблей за храбрость, Зиновий Чепега, удостоенный ордена Георгия III степени, рядовые казаки - Иосиф Белый, Иван Таран, Иван Бурлак и многие другие. К сожалению история не сохранила имена всех славных воинов, увековечивших славу русского оружия.

Несмотря на упорное сопротивление турок, оборона Измаила была сломлена, и крепость занята русскими войсками 11 декабря в 16 часов. В своем рапорте А.В. Суворов писал: "Не бывало крепости крепче, не бывало обороны отчаяннее обороны Измаила, но Измаил взят". О подвигах солдат он скажет скромно и предельно лаконично в своем донесении: "Солдаты мои проявили массовый героизм, забыв чувство страха и самосохранения".

По официальным данным, русская армия потеряла убитыми и ранеными десять тысяч человек(хотя согласно БСЭ,1952г. - 2037 убитыми и 2933 ранеными). Потери султанских войск по тем временам огромны: 26 тысяч убитыми и 9 тысяч пленными. Необычно богатыми оказались трофеи: 245 орудий, 42 судна, большое количество оружия и материальных ценностей, которые янычары награбили во всем Придунавье.

В 1973 году в здании турецкой мечети (XI в.), единственном строении, сохранившемся на территории бывшей крепости, установлена диорама "Штурм крепости Измаила в 1790 году" (левая половина, правая половина). Авторы этого монументального произведения - военные художники студии имени М.Б.Грекова Е.Данилевский и В.Сибирский. На огромном полотне размером 20x7метров мастера батальной живописи запечатлели наивысший, переломный момент ожесточенного сражения. В штыковой атаке неумолимо движутся отряды фанагорийских гренадеров. Солдаты преодолевают ров, взбираются по штурмовым лестницам. Яростные схватки происходят на стенах крепости и в ней самой. На одной из башен уже развивается русский флаг. В центре картины изображены врывающиеся в ворота крепости колонны штурмующих солдат. Справа - показана высадка на берег черноморских казаков, их прикрывют орудия гребной флотилии И. де Рибаса. Слева - запечатлен А.В.Суворов, руководящий сражением.

В центре города на проспекте, носящем имя полководца, возвышается бронзовая скульптура: осадив горячего скакуна, привстав на стременах, Александр Васильевич Суворов поднял в приветствии треуголку. Открыт монумент 26 августа 1945 года, в первую годовщину освобождения города от фашистских оккупантов.

Необычна история сооружения этого памятника. 14 декабря 1890 года в Измаил съехались представители всех суворовских полков, чтобы отметить 100-летие со дня штурма крепости Измаил. Тогда и было принято решение - соорудить памятник героям штурма Измаила за счет средств от добровольного пожертвования, сбор которых длился несколько лет. Известный скульптор Б.В.Эдуардс, которому поручили сооружение памятника, собственноручно отлил бронзовую скульптуру. Но началась первая мировая война и, разобранный на части, памятник в 1916 году доставили в Одессу. Находился он в Одесском художественном музее. В 1945 году трудящиеся Измаила начали ходатайствовать о передаче памятника их городу. Просьба была удовлетворена.

На Трубаевом кургане у села Сафьяны в 1954 году установлен памятный знак, свидетельствующий о том, что здесь стояла штаб-палатка А.В.Суворова. Отсюда, как гласит надпись, полководец отдал последние приказания к штурму крепости Измаил.

  • Бессарабия - ХХ век.
В конце XIX - начале XX века в Измаиле бурно развивается промышленность. Создается Русско-Дунайское пароходство. Быстрыми темпами возрождается Измаильский порт. Заметно увеличивается в городе прослойка рабочего класса, среди которой начинает свою ленинскую пропаганду социал-демократическая газета "Искра".

В июне 1905 года в Измаил по служебным делам прибыл командир миноносца N253 лейтенант П.П.Шмидт. Его отправило сюда командование Черноморского флота, чтобы избавиться от свободолюбивого офицера, пользовавшегося большим авторитетом среди моряков Севастополя. Когда стало известно о расстреле П.П.Шмидта и его соратников, в городе, как и по всей стране, были организованы забастовка и манифестация протеста. В 1906 году в Измаиле тоже прошли забастовки рабочих многих предприятий, команд судов рыболовецкого надзора, жителей предместий, служащих таможни и бригад пограничной таможни.

Империалистическая война принесла Измаилу новые бедствия. Закрылись многие предприятия, порт прекратил свою работу. Не хватало продуктов питания и необходимых промышленных продуктов. После прихода вести о свержении царского самодержавия в городе создается Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, руководство в котором захватывают мелкобуржуазные партии. Власть перешла в руки начальника военного гарнизона и командующего флотилией. Царские чиновники остались на своих местах в городской управе.

25 октября (7 ноября) 1917 года морская радиостанция в Измаиле приняла радиограмму о взятиии Зимнего большевиками. В городе создается ревком и 29 октября устанавливается Советская власть.

В январе 1918 года, воспользовавшись сложным положением Советской России, королевская Румыния при поддержке сил Антанты начинает оккупацию Бессарабии. 14 января 1918 года В.И.Ленин направляет председателю ЦИК Румчерода В.Г.Юдовскому телеграмму об оказании помощи революционным войскам Бессарабии.

По заданию Ленина на Дунай был направлен А.Г.Железняков - член Верховной коллегии по борьбе с контрреволюцией на юге, комиссар Дунайской флотилии. который прибыл на миноносце "Дерзкий" и возглавил сопротивление, продолжавшееся до 22 января 1918 года. В Бессарабии установилась власть королевской Румынии.
...
28 июня 1940 года Измаил и все придунайские земли были вновь присоединены к Советской России (вошли в состав УССР).

22 июня 1941 года в 4 часа 25 минут из района Тулчи, Исакчи и Галаца силами нескольких дивизий немецко-фашистской Германии был нанесен прямой огневой удар по Измаилу. Первый бой приняла Дунайская военная флотилия, дивизион бронекатеров и мониторы "Железняков", "Ударный", "Мартынов", "Ростовцев", "Жемчужина", 25-я и 7-я береговые артиллерийские батареи, пограничники.

От устья Прута до взморья образовалась вдоль Дуная линия огня. Здесь сражались бойцы 25-й имени Чапаева и 51-й стрелковых дивизий, 79-го и 25-го отрядов войск пограничной охраны. С воздуха их поддерживала авиация истребительного полка Южного фронта, 70-я и 78-я бомбардировочные, 96-я и 3-я истребительные эскадрильи Черноморского флота.

После месяца ожесточенной обороны по приказу командования Юго-Западного фронта советские войска оставили город 22 июля 1941 года. В фашистском тылу была оставлена подпольная группа во главе с участником Татарбунарского восстания Ф.И.Погребным. Измаил боролся и не сдавался. В борьбе прошло три года оккупации.

26 августа 1944 года в ходе Ясско-Кишиневской операции, в которой участвовали войска 2-го и 3-го Украинских фронтов и Дунайская флотилия, Измаил был освобожден от фашистских захватчиков. Первыми в город вошли еще 25 августа бойцы мотоциклетного батальона гвардии майора Н.Д.Клушина.

Шумит Дунай. На его берегу на постаменте стоит бронекатер N134, ставший исторической реликвией. Он прошел с боями от берегов Азовского моря до болгарского порта Виден и на этом пути принимал участие в освобождении Измаила. Теперь он уже никогда не сойдет с напоминающего крутую волну высокого пьедестала, на который подняли его в августе 1967 года благодарные руки жителей Измаила.


Информация о городе получена из источников /hero.izmail-city.com/


Штурм и взятие Измаила 11 декабря 1790 года

На штурм Измаила можно решиться лишь единожды в жизни, благо повторить сей опыт вторично никому не дано…

Суворов

Взятие Измаила состоялся 11 декабря 1790 года. В ходе сражения русская армия, под командованием Александра Васильевича Суворова, одержала блестящую победу, захватив меньшими силами крепость, которая многими считалась неприступной. В результате этой победы был внесён коренной перелом в русско-турецкую войну, а также в укреплении позиций России на Черном море и на Балканах.

Причины необходимости взятия крепости

Можно кратко выделить 4 основные причины, которые привели к необходимости взятия Измаила:

  1. Крепость позволяла контролировать перемещение пехоты с одного берега реки Дунай на другой, что существенно ограничивала возможности для передвижения вражеской армии.
  2. Удачное географическое положение Измаила позволяло практически полностью контролировать устье Дуная, тем самым контролируя флот.
  3. Здесь были созданы идеальные условия для ведения наступления и контратак.
  4. Крепость идеально подходила для укрытия большого количества солдат. Сами турки называли Измаил "Орда Колеси", что буквально переводится как "армейская крепость".

Фактически Исмаил представлял из себя неприступную крепость, владение которой предоставляло существенные преимущества военных действий.

Действия русской армии до назначения Суворова главнокомандующим

Во второй половине 1790 года русская армия одержала ряд крупных побед, но возникла весьма сложная ситуация. После падения турецких крепостей Сулин, Исакча, Тульча и Килия гарнизоны, которые были вынуждены отступить, укрылись в Измаиле. В крепости образовался очень сильный гарнизон, который используя удачное географическое положение крепости, создавал существенные преимущества для турецкой стороны.

В ноябре 1790 года усилия практически всех стран, заинтересованных так или иначе в войне, сфокусировались на Измаиле. Екатерина 2 отдаёт приказ фельдмаршалу Потемкину, чтобы тот до конца года любыми силами овладел крепостью. Потемкин в свою очередь отдал приказ генералам Гудовичу, Павлу Потемкину и Дерибасу овладеть городом. Генералы этого сделать не могли, всё больше склоняюсь к мысли, что Измаил является неприступным.

Моральное состояние в армии

Состояние русской армии  под Измаилом до прихода Суворова можно описать как упадническое. Солдаты были утомлены большим количеством переходов, плохой организации лагеря, перебоями с продовольствием и постоянными стычками с турками. Фактически армия находилась под открытым небом, без организации шалашей или других укрытий. В ноябре постоянно шли дожди, поэтому солдаты даже не успевали сушить свою одежду. Это привело к большому количеству болезней и расшатыванию дисциплины. Осложнялась ситуация тем, что лазареты были плохо организованы. Врачи испытывали недостаток даже в самых элементарных медикаментах и материалах для перевязки.

Русские генералы, которые фактически приняли идею того, что Измаил это неприступная крепость, бездействовали. Они понимали, что своими силами штурмовать крепость они не смогут. В результате плохие условия для нахождения армии усугублялось промедление командования, что вызвало ропот в войсках.

28 ноября 1790 года на военном совете принимается решение снять осаду Измаила. Командование армией руководствовалось тем, что не хватало людей для ведения осады, не хватало штурмовых орудий, не хватало артиллерии, боеприпасов и всего другого необходимого. В результате примерно половина войск было отведено от крепости.

Подготовка к штурму Суворовым

25 ноября 1790 года Потемкин отдает приказ генерал-аншеф Суворову немедленно явиться под Измаил. Приказ был получен 28 ноября и Суворов отправился крепости из Галаца, взяв с собой отряды, обученный им ранее: фанагорийский гренадерский полк, охотники ашеронского полка (150 человек) и арнауты (1000 человек). Вместе с войсками Суворов отправил продовольствие, 30 лестниц для штурма и 1000 фашин (связки прутьев, которые использовались для преодоления рвов).

Ранним утром 2 декабря Александр Суворов прибыл под Измаил и принял командование гарнизоном. Генерал сразу же принялся за обучение армии. Прежде всего Суворов организовал разведку и расположил войска полукругом вокруг крепости, образовав плотное кольцо на суше и такое же плотное кольцо по Дунаю, создав элемент полный осады гарнизона. Главная идея Суворова под Измаилом заключалась в том, чтобы убедить врага, что штурма не будет, а ведутся все приготовления для планомерной и длительной осады крепости.

Обучение войск и обман противника

В ночь на 7 декабря на восточной и западной окраине крепости на расстоянии от неё до 400 м были возведены 2 батареи, в состав каждой входило по 10 орудий. В тот же день эти орудия начали вести обстрел крепости.

Глубоко в своём тылу, вне пределов видимости турецкой армии, Суворов приказал построить точную копию Исмаила. Речь идёт не о полном копировании крепости, а о воссоздании его рва, вала и стен. Именно здесь на наглядном примере генерал обучал свои войска, оттачивая до автоматизма их действия, чтобы в дальнейшем при реальном штурме крепости каждый человек знал, что ему нужно делать, и понимал как нужно себя вести перед той или иной системой укрепления. Всё обучение происходило исключительно в ночное время. Это связано не со спецификой подготовки к взятию Измаила, а со спецификой обучения Суворовым своих армий. Александр Васильевич любил повторять, что именно ночные учения и ночные сражения дают основу для победы.

Чтобы у турецкой армии создалось впечатление подготовки длительной осады Суворов приказал:

  • Вести огонь из орудий, которые располагались близко к стенам крепости.
  • Флот постоянно маневрировал и постоянно вёл вялый обстрел.
  • Каждую ночь запускались ракеты, чтобы приучить к ним врага и замаскировать реальный сигнал к началу штурма.

Эти действия привели к тому, что турецкая сторона очень сильно переоценила количество русской армии. Если реально Суворов располагал 31000 человек, то турки были уверены, что в его распоряжении порядка 80000 человек.

Предложение гарнизону Измаила сдаться

Екатерина 2 настаивала на скорейшем взятие крепости, поэтому 7 декабря в 14:00 Суворов передаёт коменданту Измаила (Айдозли-Мехмет-паша) предложение о сдаче крепости, но получает отказ. После этого в крепость были посланы парламентеры, через которых генерал передал послание, ставшее впоследствии крылатым.

Я с войсками сюда пришёл. 24 часа на размышление - воля. Первый мой выстрел - неволя. Штурм - смерть. Что и оставляю вам на рассмотрение.

Суворов

На эту известную фразу Суворова Сераскир ответил фразой, которая сегодня также широко известна: "скорее Дунай остановит течение и небо преклонится перед землей, чем падет Измаил".

8 декабря Айдозли-Мехмед-паша прислал Суворову предложение дать 10 дней для размышления над его посланием о сдаче. Тем самым турки тянули время, ожидая подкрепления. Суворов ответил отказом, сказал, что если белое знамя не будет вывести на вывешенный немедленно, начнется штурм. Турки не сдались.

Боевой приказ на штурм и положение войск

9 декабря 1790 года на заседании военного совета было принято решение на штурм Измаила. Считаю необходимым остановиться на основных аспектов боевого приказа Суворова, поскольку в нём чётко расписывается диспозиция русских войск и план на наступление. Взятие планировалось вести по трем направлениям:

  • С запада атаку ведёт Павел Потемкин и 7500 человек. Включает в себя: отряд Львова (5 батальонов и 450 человек), отряд Ласси (5 батальонов, 178 человек, более 300 фашин), отряд Мекноба (5 батальонов, 178 человек, более 500 фашин).
  • С востока атаку ведёт Самойлов и 12000 человек. Включает в себя: отряд Орлова (3000 казаков, 200 солдат, 610 фашин), отряд Платова (5000 казаков, 200 солдат, 610 фашин), отряд Кутузова (5 батальонов, 1000 казаков, 120 солдат, 610 фашин).
  • С юга атаку ведёт Дерибас и 9000 человек. Включает в себя: отряд Арсеньева (3 батальона, 2000 казаков),  отряд Чепеги (3 батальона, 1000 казаков),  отряд Маркова (5 батальонов, 1000 казаков).

В качестве резерва поставлялась кавалерия, которая насчитывала 2500 человек.

Карта штурма Измаила

Карта штурма крепости Измаил с подробным рассмотрением действий русской армии.

Особенности боевого приказа Суворова

В боевом приказе Суворов требовал, чтобы каждый отряд выделил в личный резерв не менее чем 2 батальона. Резерв в виде конницы является общевойсковым и делится между тремя отрядами. Штурм крепости планируется на 11 декабря за 2-3 часа до рассвета. Все командиры должны действовать слаженно и не отступать от приказов. Артиллерийская подготовка должна начаться 10 декабря и вестись из всех орудий с глубиной обстрела до 1 км. Русской армией запрещается во время сражения трогать стариков, женщин, детей и мирных жителей.

Суворов планировал начать штурм Измаила за 3 часа до рассвета, поскольку это позволяло с наступлением светлой части суток уже быть возле стен крепости.

По приказу Суворова все корабли были загружены с одного борта. Это позволило наклонить корабли вверх, в результате чего можно было использовать корабельные орудия для ведения навесного огня по крепости. Это было крайне важно, поскольку полевых орудий у русской армии было недостаточно. Более того это был новый прием, который до Измаила генералами не использовался.

Соотношение сил и средств

Русская армия насчитывала 31000 человек, 607 орудий (40 полевых и 567 на кораблях).

Турецкая армия насчитывала 43000 человек и 300 орудий (без учёта орудий на кораблях, поскольку данных о них нет).

Мы видим, что все преимущества и перевес были на турецкой стороне. Они находились в хорошо укрепленной крепости и обладали армией, которая примерно в 1,5 раза превосходила по численности армию противника. Любой военный эксперт, увидев эти цифры, скажет, что штурм является самоубийством и практически невыполнимой задачей. И неслучайно в своей автобиографии Суворов писал, что взятие Измаила это событие, которое случается только раз в жизни, и повторить его невозможно. Это действительно так, поскольку исторических аналогов подобных побед в новой истории человечества просто нет.

Укрепления Измаила

Крепость Измаил имела удачное географическое положение. Она возвышалась на высота в Дуная, который выступал естественной преградой с южной стороны. С западной стороны крепость была окружена двумя озерами Кучурлуй и Алапух. С востока крепость окружало озеро Калабух. Естественная защита Измаила с трех сторон существенно ограничивала возможности для маневра вражеских армий. Вдоль крепости проходила широкая лощина, которая разделяла город на две части: старую крепость (западная часть города) и новую крепость (восточная часть города).

В 1790 году крепость Измаил включала в себя следующие оборонительные сооружения:

  • Вал вокруг крепости, протяженностью более 6 км и с максимальной высотой до 10 м.
  • Ров с шириной 14 м и глубиной до 13 м. Большая часть его была заполнена водой.
  • 8 бастионов, построенных таким образом, что в них было большое количество углов. Бастион – это выступающая часть стены крепости.
  • В юго-восточной части крепости имелся каменный карьер, высотой в 12 м.

Южная сторона, к которой прилегал Дунай, была наименее укреплена. Дело в том, что турки считали реку с сильным препятствием, а также надеялись на свой флот, который всегда должен был сдерживать врага.

Большую опасность при штурме Измаила имел сам город. Практически все строения в городе были сооружены из камня с толстыми стенами и большим количеством башен. Поэтому фактически каждое здание представляло собой опорный пункт, из которого можно было везти оборону.

Начало штурма крепости

10 декабря началась артиллерийская подготовка атаки. Все 607 орудий стреляли без остановки, усиливая интенсивность огня ближе к ночи. Турецкая артиллерия также отвечала, но ближе к концу дня ее залпы практически прекратились. К концу 10 декабря у турецкой стороны практически не осталось артиллерийских орудий.

11 декабря в 3:00 ночи была запущена ракета, подав сигнал русской армии  выдвинуться в исходное положение для атаки. В 4:00 была пущена вторая ракета, по сигналу которой войска стали строиться в боевой порядок. В 5:30 11 декабря 1790 года была запущена третья ракета, которая означала начало штурма крепости Измаил. Для того, чтобы ворваться в город потребовалось несколько атак. Турки часто предпринимали контратаки, которые отбрасывали русскую армию, после чего та опять переходила в наступление, стараясь занять выгодные позиции.

Уже 8:00 русские войска овладели всеми стенами крепости. С этого момента приступ Измаила фактически был окончен турецкая армия отступила в глубь города, а русские солдаты сомкнули круг внутри Измаила, создав окружение. Полное объединение русской армии и завершение окружения произошло в 10 утра. Примерно до 11 продолжались бои за окраины города. Каждый дом приходилось брать с боем, но за счёт мужественных действий русских солдат кольцо все плотнее сжималось. Суворов приказал ввести легкие пушки, которые стреляли картечью по улицам города. Это было важным моментом, поскольку турки на этот момент уже не имели артиллерии и не могли отвечать подобным.

Последний очаг сопротивления турецкой армии в Измаиле был образован на городской площади, где оборонялась 5000 янычар во главе с Каплан-Гиреем. Русские солдаты, обученные Суворовым действовать штыками, теснили противника. Для того, чтобы одержать окончательную победу, Суворов отдал приказ кавалерии, находившиеся в резерве, провести атаку городской площади. После этого сопротивление было сломлено окончательно. В 4 часа дня штурм Измаила был окончен. Крепость пала. Тем не менее еще до конца 12 декабря в городе продолжалась редкая стрельба, поскольку единичные турецкие солдаты укрылись в подвалах и в мечетях, продолжая вести оборону. Но в конечном итоге и эти сопротивления были подавлены.

Только одному турку удалось уйти живым. В начале сражения он был легко ранен и упал с крепостной стены, после чего бежал. Остальные войска были в большей части убиты, меньшая часть была взята в плен. Суворов отправил послание императрице - "Русский флаг на стенах измаилских".

Потери сторон

Турецкая армия потеряла убитыми и ранеными 33000 человек, 10000 человек пленными. Среди погибших были: комендант Измаила Айдозли-Мехмет-паша, 12 пашей (генералов), 51старший офицер.

Русская армия потеряла убитыми 1830 человек, ранеными 2933 человека. За время штурма было убито 2 генерала и 65 офицеров. Эти цифры были в рапорте Суворова. озднее историки говорили, что во время взятия крепости Измаил погибло 4 тысячи человек и 6 тысяч было ранено.

В качестве трофеев армия Суворова захватила: до 300 орудий (в разных источников цифра колеблется от 265 до 300), 345 знамен, 42 корабля, 50 тонн пороха, 20000 ядер, 15000 лошадей, драгоценности и запас продовольствия для гарнизона и города на полгода.

Исторические последствия

Победа Суворова под Измаилом имела грандиозное значение для русско-турецкой войны. Многие турецкие крепости, гарнизоны которых считали Измаил неприступным, начали сдаваться российской армии без боя. В результате был внесён коренной перелом в войну.

Взятие Измаила имело и важное политическое значение. 11 декабря в городе Систаве (Балканы) проходила встреча представителей Англии, Австрии, Пруссии, Франции и Польши. Они разрабатывали план помощи Турции в войне против России. Прибывшее известие о падении Измаила вызвало настоящий шок, в результате чего заседания была прервана на 2 дня. Оно так ничем и не закончилось, поскольку стало понятно, что Турция войну проиграла.

Взятие Измаиловской крепости позволило открыть прямую дорогу русской армии на Константинополь. Это был прямой удар по суверенитету Турции, которая впервые столкнулось с угрозой полной потери государственности. В результате она была вынуждена в 1791 году подписать мирный договор в Яссах, означавший ее поражение.

Измаил — Википедия

Измаи́л (укр. Ізмаї́л; с 1812 по 1856 — Тучков) — город областного значения в Одесской области Украины, административный центр Измаильского района (не входя в состав района). В 1940—1954 годах Измаил был административным центром Измаильской области.

Однозначной версии о том, когда и в честь кого существовавшее поселение стали называть Измаил нет. Одна из распространённых версий основана на сообщении Эвлеи Челеби в его «Сейяхатнаме (Книге путешествий)», созданной в 1640—1678 годах:

Измаил. Это — творение . Город этот в 889 году хиджры (1484 год) завоевал султана Баезида хан Исмаил, поэтому его называют городом Измаилом[2].

Эта версия приведена как единственная в Топонимическом словаре 1998 года[3].

Другие названия поселения, которые упоминаются в связи с Измаилом и относятся к периоду до османского завоевания:[4][5]Антифила (предположительное древнегреческое поселение), Сморнис (предположительно древнеримское укрепленное поселение), Смил (славянское название до османского завоевания), Синил (аналогично предыдущему).

Самый южный город Украины (де-факто, с 2014 года). Расположен на юго-западе области на реке Дунай в 93 километре от берега Чёрного моря. Расстояние до Одессы: физическое — 192 км, по автодорогам — 239 км, по ж/д — 296 км. Расстояние до Киева: по автодорогам — 711 км, по ж/д — 968 км. Находится недалеко от границы с Румынией и Молдавией.

Поселения на месте Измаила до XVI века[править | править код]

Раскопки 1979 года самого древнего памятника археологии, обнаруженного на окраине Измаила в районе поселка Матроска, позволяют предполагать, что поселение принадлежало земледельцам так называемой гумельницкой культуры. Племена гумельницкой культуры обитали в VI тысячелетии до н. э. на берегах Дуная, озёр Катлабух и Ялпуг.

При раскопках в районе Кривого озера (на восточной оконечности города) были обнаружены керамические изделия, посуда, амфоры, на которых сохранились клейма и надписи на древнегреческом языке. Во II веке на берегу Дуная появились римляне. О посещении этих мест римскими легионерами свидетельствуют обнаруженные на территории между судоремонтным заводом и селом Матроска римские монеты, обломки амфор и т. д.

В конце IX — начале X веков сложилось сильное славянское государство — Киевская Русь. По версии славянофильской группы историков этот период развития поселения выглядит следующим образом. На месте развалин римской крепости Сморнис вырос новый славянский город Смил. Вскоре Смил превратился в важный торговый и культурный центр на Дунае и вошел в состав Галицко-Волынского княжества, которое поддерживало тесную экономическую связь с Киевом.[источник не указан 2938 дней] Однако эта версия не находит своего подтверждения в документах и отчетах археологических изысканий. Находки монет периода X—XI веков н. э. на территории Измаильской крепости свидетельствуют о сильном влиянии Византии. В основном это медные фоллисы императоров Романа III, Михаила IV, Константина X, и биллонные скифатные монеты (аспры) императора Алексея I. После взятия Константинополя в 1204 году Византия была разделена между победителями. Как результат этого дележа на побережье Чёрного моря и на берегах Дуная появились генуэзские колонии. Известно, что первые отряды хана Батыя, вторгшись на Нижний Дунай, покорили генуэзцев. Среди находок археологов существует медный фоллеро на лицевой части которого изображена тамга темника Ногая а с оборотной стороны изображена надпись: Ис. Хр (Иисус Христос). Монета чеканилась на монетном дворе Сакчи (нынешний румынский город Исакча)[6]. Это подтверждает факт мирного сосуществования в XIII веке на берегах Дуная татар и генуэзских колонистов[6]. Надо учесть, что Мавро Кастро (Белгород-Днестровский) в то время был большим городом, которым владели генуэзцы. Все эти сведения опровергают версию о существовании с X—XIII веках на берегах Дуная славянского города Смил, входящего в Галицко-Волынское княжество.

Основание Измаила[править | править код]

В исторических очерках об Измаиле нередко фигурируют полулегендарные и ничем не подтвержденные сведения[7]. В полной мере это относится и ко времени основания города, которое нередко относится к ранним временам. Однако, в исторических документах времен османского завоевания Нижнего Дуная (в конце XV века) упоминаются Килия, Тульча, Исакча и Томарово, но нет упоминаний о существовании здесь какого-либо другого населенного пункта и, тем более, крепости.

Традиционно датой основания Измаила принято считать 1590 год[8]. Существуют, однако, более ранние упоминания о городе. По мнению историка В. А. Постернака Измаил впервые упоминается под названием «Исмаил Гедуги» в османском реестре 1542 года. Отсюда делается вывод, что поселение основано мусульманами (турками или татарами)[9]. Это также подтверждается тем, что в 1560 году поселение упоминается как махалля Исмаил[8][10]. Согласно исследованиям С. В. Паламарчук о существовании на берегу Дуная небольшого укрепления в 1588−1589 гг. сказано в Энциклопедии ислама[11].

3 ноября 2019 года в Одессу прибыл из Нидерландов специалист по средневековой истории Османской Империи Мехмед Тютюнджи, который передал народному депутату Украины Анатолию Урбанскому копию указа Султана Мурада III об основании Измаила, датируемую 1589 годом. Анатолий Урбанский подарил ее Измаильскому историческому музею А. Суворова[12]. На относительно подробной карте Герарда Меркатора 1554 года Измаил отсутствует. Впервые он появляется на карте Г. В. Боплана в 1648 году под названием Simil с экспликацией «деревня».

Османская империя (до 1809)[править | править код]

Взятие Измаила 11 декабря 1790 года

Нижний Дунай был завоеван Османской империей в 1484 году. Для лучшей обороны этой территории здесь был возведен или усовершенствован ряд крепостей. Одной из них стал Измаил. С XV века совершались многочисленные походы запорожских казаков и отрядов польских магнатов. Самым известным стал морской поход 1609 года казаков Петра Сагайдачного, во время которого войска взяли Измаил, Килию и Аккерман. Находки монет в районе Измаильской крепости свидетельствуют об активном обращении здесь османских монет начиная с правления Мехмеда IV (1648—1687) до времён правления Селима III (1789—1807).

В 1761 году в городе была учреждена кафедра митрополита браиловского Даниила, управлявшего православными церквами в Османской империи.

Крепость имела важное военное значение, что подтверждается осадами крепости во время русско-турецких войн XVIII века.

Одной из ключевых по значению войн между Российской и Османской империями стала война 1768—1774 годов. В ходе этой войны 5 августа (26 июля по старому стилю) 1770 года русские войска под командованием Н. В. Репнина взяли крепость Измаил. Однако по окончании войны в 1774 году согласно условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора крепость была возвращена Турции.

Через 13 лет началась новая русско-турецкая война. В 1789 году Репнин снова пытался взять город, но штурм закончился неудачей. 11 (22) декабря 1790 года усиленную крепость, считавшуюся к тому моменту неприступной, штурмом взял Александр Суворов. В 1791 году по Ясскому договору город вновь был возвращён Османской империи.

Российская империя (1809—1856)[править | править код]

В 1806 году произошли неудачные осада и штурм Измаила российскими войсками под командованием герцога Ришельё. В 1807 году русский генерал Иван Михельсон также неудачно штурмовал Измаил. 14 сентября 1809 года город взят русскими войсками, которыми командовал генерал Засс. После ухода (по условиям капитуляции) турецкого гарнизона в городе осталось всего около 4000 жителей.

Молдавское княжество (1856—1878)[править | править код]

Измаил на карте русско-турецкой границы (Объединённое княжество Валахии и Молдавии)

В 1856 году Измаил передан Россией Молдавскому княжеству, вассалу Турции, по Парижскому трактату. Основные инженерные сооружения крепости были взорваны, а земляные валы были частично срыты.

В 1861 году вместе со всей Молдавией вошёл в состав Объединённого княжества Валахии и Молдавии (будущей Румынии), считавшегося вассалом Османской империи.

Российская империя (1878—1918)[править | править код]

Бессарабская губерния Российской империи

13 апреля 1877 года Измаил был взят русскими войсками в четвёртый раз (без боя, так как Румыния не выполнила обязательств перед Турцией и ещё 4 апреля заключила с Россией конвенцию о пропуске войск). По Берлинскому трактату 1878 года Румыния уступила обратно императору всероссийскому Александру II часть Бессарабской территории, отошедшей от России по Парижскому трактату, включая и город Измаил.

Стр. 64-66 адрес-календаря Российской империи «Вся Россия», 1902

Измаил вошёл в состав Бессарабской губернии как центр Измаильского уезда.

В 1897 году в городе проживали 22 295 человек, родным языком указывали: малорусский — 8271, великорусский − 7797, еврейский — 2736, молдавский — 1589, болгарский — 936, греческий — 503[13].

Румыния (1918—1940)[править | править код]

Румынские войска вступили в Бессарабию ещё в декабре 1917 выполняя приказ командующего румынским фронтом русского генерала Щербачёва об охране складов и дорог и восстановлении порядка. Продвижение румынских войск в Бессарабии встречало вооружённый отпор со стороны отходящих большевистских частей. 13 (26) января 1918 года был занят Кишинёв, затем другие города.

Декларация об объединении Бессарабии и Румынии

21 января румынские войска предприняли попытку занять Измаил. В Измаиле в годы Первой мировой войны находилась база Дунайской флотилии. Матросы флотилии оказали румынским войскам сопротивление, их поддержали местные рабочие, которые сформировали отдельный отряд. Однако 22 января город попал под контроль Румынии, так как в Измаиле царила политическая неразбериха. С одной стороны, часть местных властей подчинялась МДР, с другой — Румчероду.

23 января после взятия румынами Измаила Румчерод официально объявил Румынии войну. Штаб Румчерода тогда находился в Одессе, ему подчинялась череда местных органов самоуправления в Бессарабии. Тем временем румынские войска продолжали наступление вглубь региона, и 25 января была занята Килия — также стратегически важный порт. После взятия Килии на Дунае начались масштабные бои между Дунайской флотилией и румынским флотом. Суда Дунайской флотилии предприняли попытку прорваться к Измаилу, но атака была отражена. В ответ румынские войска предприняли контрнаступление по воде. С 30 января все бои на Дунае сосредоточились вокруг Вилкова. Наступление по суше было невозможно, так как город со всех сторон окружён плавнями, поэтому центральное место отводилось флоту. Оборону Вилкова организовал анархист Анатолий Железняков, также известный как Железняк. Ему из Севастополя по морю были высланы подкрепления — 1000 человек. Вилково было взято румынами только в начале февраля, что позволило им начать наступление на Татарбунары. 27 марта 1918 года Сфатул Цэрий 86 голосами за, 3 против при 36 воздержавшихся, проголосовал за воссоединение Бессарабии с Румынией. Воздержались, в основном, представители немецкого, болгарского и гагаузского меньшинств.[14] Представитель крестьянской фракции В. Цыганко и представитель Русской культурной лиги А. Грекулов заявили, что вопрос объединения можно решить только путём всенародного референдума. По результатам голосования, Бессарабия вошла в состав Великой Румынии на правах автономии. На заседании 25—26 ноября 1918 года, при отсутствии кворума, 36-ю голосами было принято решение о безусловном присоединении Бессарабии к Румынии, ликвидировавшее все условия акта от 27 марта 1918 года. Вскоре после принятия этого решения Сфатул Цэрий прекратил своё существование.

Советское правительство никогда не признавало аннексии Бессарабии Румынией. В ноте от 1 ноября 1920 года Россия выразила решительный протест против аннексии и Парижского протокола её подтверждающего, так как он был заключён другими правительствами. На Венской конференции 1924 года Советское правительство предложило провести в Бессарабии плебисцит, однако Румыния отвергла предложение СССР.[15]

УССР (1940—1991)[править | править код]

В 1940 году советское правительство вынудило Румынию передать Бессарабию и Северную Буковину УССР. Измаил, находящийся в Бессарабии, оказался на территории СССР. Была образована Измаильская область Украинской Советской Социалистической Республики.

С июля 1941 года по 26 августа 1944 года город был оккупирован немецкими и румынскими войсками. Была восстановлена румынская администрация, а все вновь открытые православные храмы переподчинены Бессарабской митрополии Румынской православной церкви.

25-26 августа 1944 года советские войска смогли вернуть Измаил. Непосредственно Измаил освободили подразделения 5-ой отдельной гвардейской мотострелковой бригады подполковника Завьялова и 53-й отдельный мотоциклетный полк майора Шенкина, входящие в состав 4-го гвардейского механизированного корпуса (командир Жданов) 3-го Украинского фронта (командующий Ф. Н. Толбухин). За штурм Измаила десяти полкам было присвоено наименование Измаильских.

В 1953 году был введён в эксплуатацию Измаильский консервный завод.

Украина[править | править код]

С 1991 года город входит в состав Украины. Административно находится в составе Одесской области.

Национальный состав (2001): русские — 43,7 % (33,6 тыс.), украинцы — 38,0 % (29,2 тыс.), болгары — 10,0 % (7,7 тыс.) и молдаване — 4,3 % (3,3 тыс.)[16]. В 2010 году население составляло 75,3 тыс. жителей[18]. Население также состоит из множества других национальностей: гагаузов, греков, евреев, армян и т. д. — 75 национальностей.

Климат Измаила
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 18,4 23,0 27,6 31,2 38,7 37,8 40,7 39,1 35,9 32,2 25,5 19,9 40,7
Средний максимум, °C 2,3 4,1 9,0 16,1 22,3 26,0 28,5 28,2 23,5 17,0 10,1 4,4 16,0
Средняя температура, °C −1,5 −0,1 4,1 10,6 16,6 20,4 22,6 21,9 17,1 11,2 5,9 0,8 10,8
Средний минимум, °C −4,8 −3,6 0,0 5,5 10,9 14,6 16,5 15,7 11,4 6,3 2,2 −2,4 6,0
Абсолютный минимум, °C −25,4 −24,1 −19 −10,6 0,0 5,6 9,1 3,6 −3,3 −8,9 −17,6 −20,8 −25,4
Норма осадков, мм 36 43 33 34 47 57 51 38 46 25 37 42 489
Источник: [Укргидромет]

В городе развита пищевая промышленность. Также в Измаиле расположен рыбзавод.

На данный момент в городе действуют порт, судоремонтно-механический завод (ИСРМЗ), судоремонтный завод (ИСРЗ), завод железобетонных изделий (ЖБИ), завод ремонтно-технического оборудования (РТО), завод оцинкованных деталей (ИСТР), целлюлозно-картонный комбинат.

Измаил — крупный украинский порт на Дунае.

Город является конечным пунктом на железнодорожной ветке, проложенной из г. Одесса на юг области. С 23 сентября 2016 года также курсирует ежедневный поезд № 243/244 Киев-Измаил, Измаил-Киев[19].

Ряд автодорог связывает город с другими населёнными пунктами. В конфигурации дорог заметно, что раньше Измаил был областным центром.

Имеется аэропорт (в настоящее время он законсервирован, и на 2020 год планируется его масштабная реконструкция).

В городе более 25 маршрутов автобусов, несколько служб такси.

В городе имеется музей А. В. Суворова, расположенный возле автовокзала «Измаил» около рынка в центре города, и отдел музея — Диорама «Штурм крепости Измаил», расположенная в старинной мечети в районе Крепость. Музей был закрыт на ремонт с 2004 по 2009 год. Открыт для посетителей в 2013 году. Действует также Измаильский мемориальный парк-музей «Крепость», в помещении которого ныне создается экспозиция по всей истории крепости Измаил.

Также имеется картинная галерея, краеведческий музей. Создан «Союз художников Измаила». Открыт «Дом художников СХИ» на ул. Бендерская, 43. В здании Управления ЧАО «Украинское Дунайское пароходство» работает музей истории пароходства и дунайского судоходства.

Фильмы, снятые в Измаиле, или действия которых происходят в Измаиле:[20]

  1. 1968 — «Служили два товарища», реж. Евгений Карелов (снимался в пгт Суворово Измаильского района, на озере Ялпуг у с. Ларжанка Измаильского района, в Севастополе и у села Ак-Монай в Крыму)
  2. 1974 — «Гнев (Бессарабская трагедия)», реж. Николай Гибу, Леонид Проскуров (снимался в с. Озерное)
  3. 1977 — «Побег из тюрьмы», реж. Радомир Василевский
  4. 1981 — «Ожидание», реж. Радомир Василевский (снимался в Измаиле, Килие и Вилково)
  5. 1987 — «Ваш специальный корреспондент», реж. Николай Гибу
  6. 1991 — «Виновата ли я», реж. Николай Гибу
  7. 1991 — «Игра в смерть, или Посторонний », реж. Николай Гибу
  8. 2012 — «Немая месть», реж. Вячеслав Ломачинский (основная часть снималась в Болграде, отдельные сцены — в Измаиле, в баре «2000»)
  9. 2013 — «Возвращение», реж. Кирилл Улятовский (полностью снят в Измаиле)
  10. 2015 — «Захарыч», реж. Кирилл Улятовский (полностью снят в Измаиле)
  11. 2016 — «Капитанша» (сериал), реж. Владимир Янощук (полностью снят в Измаиле)

Город представлен развитой сетью лечебно-профилактических учреждений: городская многопрофильная больница № 1, городская специализированная больница № 2 (бывший тубдиспансер), городская больница № 3 (бывший онкодиспансер). Функционирует Центр Здоровья, санитарно-эпидемиологические службы. Руководство учреждениями осуществляется непосредственно исполнительным комитетом г. Измаил.[источник не указан 2592 дня]

В период с 1977 по 2003 года на территории города и района функционировала единая медицинская служба. Вследствие раздела их в середине 2003 года сельские лечебно-профилактические учреждения и три больницы были переименованы и отданы в ведомство районной государственной администрации.[источник не указан 2592 дня]

Измаил в русской истории

13 (25) апреля 1877 года была перевёрнута одна из самых неприятных для России страниц Парижского трактата, завершившего Крымскую войну. Русская армия вступила в Измаил, воссоединив Южную Бессарабию (Подунавье) с Российским государством. Объединённое княжество Валахии и Молдавии (впоследствии Румыния), являвшееся до 1878 года вассалом Османской империи, оказалось вынуждено уступить России обратно этот регион, получив помощь Петербурга в обретении государственной независимости, а также территориальную компенсацию — Северную Добруджу с городом Констанца.

Отторжение Подунавья от России после Крымской войны негативно сказалось на его развитии. Создание на территории региона общеевропейской свободной зоны безопасного плавания по Дунаю привело к разрыву экономических связей с Россией. Это подорвало промышленное производство, привело к оттоку населения. Только за два года (1860-й и 1861-й) Южную Бессарабию покинуло более 20 тыс. человек (при общей численности региона около 120 тыс. человек).

К моменту воссоединения Измаильская крепость уже была разрушена (по условиям Парижского мира в 1856 году), но её название закрепилось за бывшим предместьем (форштадтом), основанным в 1809 году в трёх вёрстах от крепости, которое сильно разрослось и в 1812–1856 годах официально именовалось городом Тучковом.

Тучковом молодой город назвали в знак признания заслуг своего основателя — русского генерал-майора, коменданта крепостей Бессарабии Сергея Тучкова. Он лично определил место, где началось строительство, наметил городские кварталы, заложил первые здания для магистрата и градоначальства, привлёк многих переселенцев. Однако в годы нахождения Подунавья в составе Молдавско-Валашского княжества топоним «Тучков» был исключён из делопроизводства и подзабыт населением. Кроме того, со времён легендарного суворовского штурма Измаила название дунайской крепости оказалось настолько овеяно славой в массовом сознании россиян, что передалось и городу, возникшему рядом с этой крепостью.

Первые достоверные сведения о турецкой крепости Измаил относятся к 1768 году, когда немецкий путешественник Николаус Клееман в своих заметках охарактеризовал её как небольшую и слабоукреплённую. Ещё до строительства крепости (в сер. XVII века) Измаил имел свой порт, в котором находилось до 500 судов. Город-крепость насчитывал около 2000 домов, множество торговых лавок, население занималось преимущественно торговлей — ежегодно купцы отправляли в польские и русские земли более двух тыс. возов солёной рыбы. В городе существовал невольничий рынок. Помимо мусульман в Измаиле жили греки, армяне, евреи.

В июле 1770 года русская армия под командованием Петра Румянцева разгромила 150-тысячную турецкую армию при Кагуле. Корпус генерал-поручика Николая Репнина преследовал 20-тысячный отряд турецкой конницы, отступивший к Измаилу. Гарнизон крепости после Кагульского сражения был деморализован, взбунтовался и попытался захватить суда, чтобы переправиться через Дунай. Отряд Репнина насчитывал четыре пехотных каре, три гусарских полка и казаков, всего 7–8 тыс. человек. 26 июля (5 августа) 1770 года турецкая конница, не решившись вступить в бой под стенами Измаила, начала отступление на Килию по дороге вдоль Дуная. Репнин шесть вёрст пытался преследовать противника, но отстал и вернулся к Измаилу.

Для взятия крепости он направил генерал-майора Григория Потёмкина с тремя батальонами пехоты. После небольшой перестрелки турки сдались. При занятии крепости русские потеряли 11 человек убитыми и 10 ранеными. В качестве трофеев в крепости взяли 37 пушек, 8760 ядер, 96 бочек пороха и другое имущество. Об отношении местного населения к русским войскам говорит тот факт, что после занятия Измаила около 250 молдаван из окружающих сёл вступило в качестве добровольцев (арнаутов) в русскую армию, чтобы воевать против ненавистных турок.

Для укрепления крепости Румянцев направил инженерного генерал-майора Иллариона Голенищева-Кутузова (отца Михаила Кутузова), а также генерал-майора артиллерии Унгерна фон Штернберга. В начале августа основные силы корпуса Репнина двинулись к сильной крепости Килия, а в Измаиле начала формироваться российская речная флотилия из судов и лодок, отбитых у неприятеля; была возведена верфь для строительства новых судов. К концу 1770 года Измаил стал главной опорной базой для новой российской Дунайской флотилии.

Первым русским комендантом крепости Измаил назначили полковника Дмитрия Ивкова, который занимал эту должность до сентября 1774 года, когда согласно Кучук-Кайнарджийскому мирному договору крепость опять отошла к Османской империи. Ивков развил активную деятельность, всячески укрепляя крепость, участвуя в возведении верфи. Для работы на верфи комендант привлекал русских мастеровых.

События румянцевской войны показали большое значение Измаила в системе обороны Дуная. Возвратив город, турки на месте старых фортификационных укреплений попытались возвести новую, более мощную крепость. Для этого они привлекли французских и немецких инженеров. Однако проект второй Измаильской крепости разработали лишь в 1789 году. Ко времени следующей осады Измаила русской армией в 1790 году он не был воплощён в полном объёме. Перед русскими войнами предстала в значительной мере деревянно-земляная крепость со рвом (шириной 12 м и глубиной до 10 м) и валом (высотой 6–8 м). Каменные стены были лишь на угловых северо-западном и юго-западном бастионах.

Главная сила этой крепости состояла не в фортификационных сооружениях, а в том, что за его валами (общая протяжённость укреплений — более 6 км) на обширном пространстве могло легко укрываться и беспрепятственно снабжаться многочисленной речной флотилией большое количество войск. По сути, здесь возник огромный укреплённый полевой лагерь.

К моменту второго успешного штурма русскими войсками 11 (22) декабря 1790 года Измаильская крепость имела статус орду-калеси (армейской крепости). Её гарнизон составлял около 25 тыс. человек (в том числе 8 тыс. конницы) при 265 артиллерийских орудиях. Запаса продовольствия в Измаиле было сосредоточено на полтора месяца. Султан категорически запретил сдавать крепость, объявив, что при капитуляции гарнизона или взятии крепости оставшихся в живых её защитников в любом случае казнят. Российское командование смогло сосредоточить под стенами Измаила группировку численностью около 30 тыс. человек, половину из которой составляли иррегулярные части, чьё вооружение плохо подходило для штурма.

Так же, как и первый штурм крепости, взятие Измаила в 1790 году прочно связано с именем Григория Александровича Потёмкина. Светлейший князь выступил вдохновителем и организатором блестящей Нижнедунайской операции. Она осуществлялась совместными усилиями сухопутных войск, Черноморского флота, Дунайской флотилии, флотилии черноморских казаков. В течение двух месяцев турецкие силы были разбиты и вытеснены из низовьев Дуная от Килии до Галаца. Блокада и взятие Измаила являлись кульминацией этой операции.


Григорий Потёмкин


Именно Потёмкин безошибочно определил военачальника, которому одному оказалось по силам овладеть последней турецкой твердыней на Нижнем Дунае. Давая Александру Суворову инструкции на подготовку к штурму, светлейший князь предвосхитил направление одного из главных ударов:

«Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшую, если бы начинать там, чтобы, взойдя, тут, где ни есть ложироваться (расположиться) и уж оттоль вести штурмования, дабы в случае чего, Боже сохрани, отражения, было куда обратиться».

Подготовку войск к штурму Суворов закончил за 6 дней. Атакующие силы были разделены на три крыла по три колонны каждая. Войска генерал-майора Де Рибаса (9 тыс. человек) должны были атаковать с речной стороны. Правое крыло под начальством генерал-поручика Павла Потёмкина (7500 человек) готовилось нанести удар по западной части крепости, левое крыло генерал-поручика Александра Самойлова (12 тыс. человек) — по восточной. Кавалерийские резервы бригадира Фёдора Вестфалена (2500 человек) находились на сухопутной стороне.

10 (21) декабря с восходом солнца началась артподготовка штурма, в которой участвовало около 600 орудий. Она продолжалась почти сутки и завершилась за 2,5 ч. до начала атаки. В половине шестого утра колонны двинулись на приступ. С рассветом стало ясно, что вал взят, неприятель вытеснен из крепостных верхов и отступает во внутреннюю часть города. Русские колонны с разных сторон двинулись к центру города. В городских кварталах начался новый, ещё более ожесточённый бой. Особенно упорное сопротивление турок продолжалось до 11 ч. утра. Тысячи лошадей, выскочивших из горящих конюшен, в бешенстве метались по улицам и увеличивали смятение. Почти каждый дом приходилось брать с боем.

Около полудня войска Бориса Ласси, первыми взошедшие на крепостной вал, первыми же достигли и центра города. Здесь они встретили тысячу татар под начальством князя Максуд-Гирея. Татары отчаянно дрались и сдались в плен, только когда большая часть отряда оказалась перебита. Для поддержки наступавшей пехоты в город ввели 20 лёгких пушек. Около часа дня турецкая оборона распалась на отдельные очаги. Неприятель продолжал удерживать важные здания, пытался нападать на отдельные русские отряды.

Последнюю попытку переломить ход битвы предпринял брат крымского хана Каплан-Гирей. Он собрал несколько тысяч конных и пеших татар и турок и повёл их навстречу наступавшим русским. В отчаянном бою, в котором было убито более 4 тыс. мусульман, Каплан-Гирей пал вместе с пятью сыновьями.

В два часа дня русские колонны соединились в центре города, а в четыре часа сопротивление неприятеля прекратилось. Измаил пал.

Из всего гарнизона смог спастись лишь один человек, переплывший Дунай на бревне. В плен было взято 9 тыс. турок и татар, из которых на следующий день 2 тыс. умерли от ран. При сдаче в плен погиб командующий измаильской группировкой Айдос-Мехмет-паша, который перед штурмом произнёс знаменитые слова:

«Скорее Дунай потечёт вспять и небо упадёт на землю, чем сдастся Измаил».

В крепости взяли до 3 тыс. пудов пороха, 20 тыс. ядер и множество других боевых припасов, 8 лансонов, 12 паромов, 22 лёгких судна. У русских общая численность потерь составила 4582 человека: 1880 убитых (из них 64 офицера) и 2702 раненых. Некоторые авторы определяют число убитых до 4 тыс., а раненых — до 6 тыс., всего 10 тысяч.

Эпический штурм Измаила несколько заслонил колоссальное политическое значение этой битвы. С июля 1790 года, когда Австрия прекратила военные действия против Турции, России угрожала дипломатическая изоляция. Была велика вероятность открытия второго фронта союзной Турции Пруссией. Чувствуя поддержку со стороны покровителей (Пруссии и Англии), Османская империя выдвигала на переговорах о мире с Россией заведомо невыполнимые условия.

В турецком городе Систове собрался дипломатический конгресс представителей Пруссии, Англии, Голландии, Австрии и Турции для выработки условий русско-турецкого мирного договора. «Европейская дипломатия» готовила заявление: если Россия, подобно Австрии, немедленно не пойдёт на уступки Турции, то против неё будет начата война на западных границах. Прусский и польский военные контингенты уже сосредотачивались. Измаильская виктория отрезвила многих «европейских партнёров». Общеевропейский ультиматум России не состоялся.

В разгар штурма 1790 года решился вопрос о том, кому быть вторым российским комендантом крепости Измаил. Отряд Михаила Кутузова наступал на юго-западные бастионы и Килийские ворота крепости. Неся большие потери, он смог подняться на крепостной вал, но, встретив ожесточённое сопротивление турок, Кутузов решил отступить на дальность ружейного выстрела и сообщил об этом Суворову. Ответ генерал-аншефа оказался неожиданным:
«Я донес уже в Петербург о покорении Измаила, а Кутузова назначаю измаильским комендантом».

Использовав силы резервного гренадерского полка и уцелевших егерей, Кутузов снова ринулся на штурм бастиона. На этот раз удалось опять подняться на вал и в штыки опрокинуть противника.

Когда Михаил Илларионович спросил Александра Васильевича, почему тот назначил его комендантом в то время, пока крепость ещё не была взята, великий полководец ответил:

«Кутузов знает Суворова, а Суворов знает Кутузова. Если бы не взяли Измаил, Суворов умер бы под его стенами и Кутузов также».

Однако комендантство Кутузова продлилось недолго: продолжающаяся война требовала его присутствия в действующей армии.

Нижнедунайская операция и взятие Измаила не оставили равнодушными жителей Подунавья и сопредельных Балкан. В составе русской Дунайской армии сформировали 30 добровольческих отрядов, в которые входили молдаване, валахи, болгары, греки, сербы и другие. Тем не менее после заключения Ясского мирного договора в 1791 году России вновь пришлось вынужденно оставить Измаил.

В межвоенный период 1792–1806 годов турецкие власти опять перестроили Измаильскую крепость. Она стала более компактной и укреплённой, просуществовав до 1856 года. Строительство проектировал и возглавлял французский инженер Франсуа Кауффер.

На протяжении первых двух лет русско-турецкой войны 1806–1812 годов русские войска предпринимали несколько безуспешных попыток овладеть городом-крепостью. В 1809 году Измаил подвергся очередной осаде по приказанию нового главнокомандующего Молдавской армией Петра Багратиона. Взять крепость доверили генерал-лейтенанту Григорию Зассу. В конце августа 1809 года его отряд численностью в 5 тыс. человек при 40 орудиях подступил к Измаилу и начал его обстрел. В начале сентября к обстрелу присоединилась русская Дунайская флотилия. Бомбардировка с небольшими перерывами продолжалась до 13 (25) сентября, когда комендант Челеби-паша предложил начать переговоры о сдаче.

На следующий день русские войска вошли в Измаил. По условиям капитуляции его гарнизон в составе 4,5 тыс. человек переправился на турецкий правый берег Дуная, в городе осталось около 4 тыс. жителей. Военные трофеи составили 221 орудие, 9 судов с 36 пушками, 5 тыс. пудов пороха и много снарядов.
В сентябре 1809 года комендантом Измаильской крепости назначили Тучкова. Благодаря тому, что в 1812 году Измаил со всей Бессарабией был присоединён к Российской империи, крепость под его руководством находилась довольно долго (до 1835 года).

Сергей Тучков приложил большие усилия для увеличения численности населения Измаила, его хозяйственного развития, используя при этом и личные средства. Если в 1809 году в городе проживало 3250 мусульман и 569 христиан, то лишь за полгода (с марта по август 1811 года) в Измаил прибыло 2200 человек, в том числе 947 украинцев, 638 русских, 168 молдаван и других. После присоединения Бессарабии в 1812 году в Придунавье осела значительная часть добровольцев, входивших в состав Болгарских земских войск, а также перешедших из Турции казаков-некрасовцев. Одновременно с этим Южную Бессарабию покидали ногайцы (буджакские татары). В 1817 году численность населения крепости и возникшего по соседству города Тучкова достигла 9 тыс. человек, в 1856 году — 30,6 тыс. жителей, абсолютное большинство из которых — русские и украинцы. Переселенцам предоставлялись значительные льготы.

В первой пол. XIX века два раза в год в Измаиле — Тучкове проходили знаменитые на всю Россию Вознесенская и Покровская ярмарки, которые продолжались 15 дней. Основными занятиями горожан оставались ремесло, торговля, рыбная ловля, скотоводство и земледелие. Начали развиваться виноделие и разведение табака. В 1820-е годы появились первые промышленные предприятия: кожевенный, свечной, три макаронных и три кирпичных завода. В 1830-е меняется архитектурный облик города: строятся административные здания, больница, госпиталь, учебные учреждения, заложена Соборная площадь, возведён Покровский собор — архитектурная жемчужина современного Измаила. Под руководством известного петербургского архитектора Авраама Мельникова в центре городской площади строятся торговые каменные ряды.

Существенные изменения в жизни города произошли в 1856 году, когда он перешёл под власть зависимого от Турции Молдавского княжества, а Измаильская крепость была разрушена. Однако через 21 год Россия вновь вернулась в Измаил. В апреле 1877 года преимущественно русско-украинский город без единого выстрела заняли войска нижнедунайского отряда генерал-лейтенанта князя Алексея Шаховского.

Взятие Измаила 10 декабря 1790 — История России

КРЕПОСТЬ ИЗМАИЛ

Измаил же являлся одной из самых сильных крепостей Турции. Со времени войны 1768–1774 годов турки под руководством французского инженера Де-Лафит-Клове и немца Рихтера превратили Измаил в грозную твердыню. Крепость была расположена на склоне высот, покатых к Дунаю. Широкая лощина, простиравшаяся с севера на юг, разделяла Измаил на две части, из которых большая, западная, называлась старой, а восточная - новой крепостью. Крепостная ограда бастионного начертания достигала б верст длины и имела форму прямоугольного треугольника, прямым углом обращенного к северу, а основанием – к Дунаю. Главный вал достигал 8,5 метров высоты и был обнесен рвом глубиной до 11 метров, шириной до 13 метров. Ров местами был заполнен водой. В ограде было четверо ворот: на западной стороне – Царьградские (Бросские) и Хотинские, на северо-восточной - Бендерские, на восточной – Килийские. Валы оборонял 260 орудий, из которых 85 пушек и 15 мортир находились на речной стороне. Городские строения внутри ограды были приведены в оборонительное состояние. Было заготовлено большое количество огнестрельных и продовольственных запасов. Гарнизон крепости состоял из 35 тысяч человек. Командовал гарнизоном Айдозли-Махмет-паша.

Широкорад А. Б. Русско-турецкие войны 1676–1918 г. М., 2000 http://wars175x.narod.ru/1790_02.html

ДЕЙСТВИЯ ПОД ИЗМАИЛОМ ДО ПРИБЫТИЯ СУВОРОВА

Во главе обороны стоял поседелый в боях трехбунчужный Айдозли-Мехмет-паша. Дважды предлагали ему звание визиря, и каждый раз он отклонял его от себя. Без кичливости и без слабодушия, он постоянно выказывал твердость и решимость скорее похоронить себя под развалинами крепости, нежели сдать ее. […] Боевых припасов было в изобилии, продовольствия – месяца на 1½; только в мясе чувствовался недостаток, и мясную порцию получали лишь знатнейшие чиновники. Турки считали Измаил неодолимым.

Таким образом, сильная, хорошо снабженная крепость, мужественный комендант, превосходный по числу гарнизон, храбрость которого возбуждалась еще угрозою смертной казни, – вот трудности, которые нужно было преодолеть Русским.

Овладеть же Измаилом было необходимо, не только вследствие указанных выше соображений военных, но и политических.

Уже с августа месяца статский советник Лошкарев, по поручению Потемкина, вел в Журжеве переговоры о мире с верховным визирем. Как и всегда, турки тянули переговоры до бесконечности. […] Казалось бы, что падение Килии, Тульчи, Исакчи и поражение Баталь-паши на Кубани должны были сделать Шерифа-пашу сговорчивее; но интриги Пруссии, назойливо предлагавшей свое посредничество с крайне невыгодными условиями, вели к постоянным проволочкам. Потемкин уже давно был выведен из терпения («Наскучили уже турецкие басни», пишет он Лошкареву от 7 сентября).

Императрица требовала скорейшего заключения мира. В рескрипте Потемкину от 1 ноября 1790 г., который был им получен, вероятно, во время упомянутых операций Рибаса, Потемкина и Гудовича под Измаилом, она приказывает: «обратить все силы и внимание, и стараться достать мир с турками, без которого не можно отваживаться ни на какие предприятия. Но о сем мире с турками я скажу, что ежели Селиму нужны, по его молодости, дядьки и опекуны, и сам не умеет кончить свои дела, для того избрал себе пруссаков, англичан и голландцев, дабы они более еще интригами завязали его дела, то я не в равном с ним положении, и с седой головой не дамся им в опеку».

Потемкин видел, что кампания 1790 г. подходит к концу, окончить ее, ограничившись взятием ничтожных крепостей, будет важным промахом в политическом отношении, что, пока не пал Измаил, переговоры о мире будут только потерею времени, а Императрица требует этого мира. Он отлично понимает, что грандиозный подвиг овладения Измаилом не по плечу ни одному из находящихся там генералов, вероятно, чувствует, что и сам к этому не способен, а потому решается поручить дело Суворову. 25 ноября Потемкин из Бендер послал Суворову собственноручный секретный ордер: «Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их суда и сторона города к воде открыта. Остается предпринять с помощию Божиею на овладение города. Для сего Ваше Сиятельство извольте поспешить туда для принятия всех частей в нашу команду… прибыв на место осмотрите чрез инженеров положение и слабые места. Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшею…[…]».

Орлов Н.А. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году. СПб, 1890 http://adjudant.ru/suvorov/orlov1790-03.htm

ВЗЯТИЕ ИЗМАИЛА

В конце октября Южная армия Потемкина открыла наконец кампанию, двинувшись в южную Бессарабию. Де Рибас овладел Исакчей, Тульчей и Сулинским гирлом. Меллер-Закомельский взял Килию, а Гудович-младший и брат Потемкина осадили Измаил. Действовали они, впрочем, до того неудачно, что на военном совете решено было снять осаду.

Тогда Потемкин, придававший взятию Измаила особенное значение, дабы склонить этим Порту на мир, поручил Суворову (стоявшему со своей дивизией в Браилове) принять начальство под Измаилом и самому на месте решить, снять ли осаду или продолжать ее. Захватив с собой своих Фанагорийцев и Апшеронцев, Суворов поспешил к Измаилу, встретил 10-го декабря уже отступавшие войска, вернул их в траншеи и на рассвете 11-го декабря беспримерным штурмом овладел турецкой твердыней. У Суворова было около 30000, из коих четвертая часть – казаки, вооруженные одними только пиками. Измаил защищало 40000 под начальством сераскира Мехмет-Эмина. Суворов немедленно отправил коменданту предложение сдаться:

«Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войсками прибыл сюда. 24 часа на размышление – воля. Первый мой выстрел – уже неволя, штурм – смерть, что и оставляю вам на размышление». На это сераскир ответил, что «скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вверх, чем он сдаст Измаил»... Из 40000 турок не спасся никто, сераскир и все старшие начальники были убиты. В плен взято всего 6000 человек, с 300-ми знамен и значков и 266 орудиями. Урон Суворова – 4600 человек.

Керсновский А.А. История Русской армии. В 4 тт. М., 1992–1994. http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/04.html

ТАКИМ ОБРАЗОМ СОВЕРШЕНА ПОБЕДА

Таковой жестокий бой продолжался 11 часов; пред полуднем господин генерал-порутчик и кавалер Потемкин к новому подкреплению войск отправил сто восемьдесят пеших казаков открыть Броския ворота и послал в оные три эскадрона Северского карабинерного полку в команде полковника и кавалера графа Мелина. А в Хотинские ворота, кои были отворены полковником Золотухиным, введены остальные сто тридцать гренадер с тремя полевой артиллерии орудиями под руководством премьер-майора Островского, которого храбрости и расторопности отдаю справедливость; в то же время в Бендерские ворота введены три эскадрона Воронежского гусарского полку и два эскадрона карабинер Северского полку. Сии последние, спешась и отобрав ружья и патронницы от убитых, вступили тотчас в сражение.

Жестокий бой, продолжавшийся внутри крепости, чрез шесть часов с половиною, с помощью божиею, наконец решился в новую России славу. Мужество начальников, ревность и расторопность штаб- и обер-офицеров и беспримерная храбрость солдат одержали над многочисленным неприятелем, отчаянно защищавшимся, совершенную поверхность, и в час пополудни победа украсила оружие наше новыми лаврами. Оставались еще в трех местах засевшие неприятели к единому своему спасению в одной мечете, в двух каменных ханах и в казематной каменной батарее. Все они прислали к господину генерал-порутчику и кавалеру Потемкину своих чиновников при наших офицерах просить пощады. Первые из сих приведены подполковником Тихоном Денисовым и дежур-майором премьер-майором Чехненковым, а те, кои засели в двух ханах, взяты военнопленными генерал-майором и кавалером Де-Рибасом; число оных было более четырех тысяч. Равно им же взяты и в казематной батарее бывшие с Мухафиз трехбунчужным пашою двести пятьдесят человек.

Таким образом совершена победа. Крепость Измаильская, столь укрепленная, столь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков; упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто. Хотя число войска, получающего таинь, полагалось сорок две тысячи, но по точному исчислению полагать должно тридцать пять тысяч. Число убитого неприятеля до двадцати шести тысяч. Начальствовавший Измаилом сераскир Аидос Мехмет трехбунчужный паша, засевший с толпою более тысячи человек в каменном строении и не хотя сдаться, был атакован фанагорийскими гренадерами в команде полковника Золотухина. И как он, так и все бывшие с ним побиты и переколоты.

Не бывало крепости крепче, не было обороны отчаяннее… Но Измаил взят!

А слава тех не умирает,
Кто за отечество умрет;
Она так в вечности сияет,
Как в море ночью лунный свет.
Времен в глубоком отдаленьи
Потомство тех увидит тени,
Которых мужествен был дух…

Г.Р.Державин, ода «На взятие Измаила»

24 декабря – День воинской славы России. Взятие Измаила.

Этот штурм, это кровавое сражение потрясло Европу, не говоря уж о Блистательной Порте. А дело было так…

В середине 1790-го, когда Австрия вышла из войны, а со Швецией Россия, наконец, подписала мирный договор, главной твердыней султана Селима III на Дунае оставалась неприступная крепость Измаил. Её осаду русская армия вела с октября.

Корабли речной флотилии генерал-майора Иосифа де Рибаса подошли к стенам Измаила. Начались бои с турками, которые пытались предупредить план Рибаса высадить десант и овладеть островом Чатал. К 20 ноября Де Рибасу удалось устроить на острове артиллерийские батареи. Начался обстрел крепости и с острова Чатал, и с судов флотилии. Завязался бой, в ходе которого русский десант овладел башней Табией, после чего был вынужден отступить. Ответная атака турецкого десанта на Чатал была отбита. Турецкий флот близ Измаила удалось уничтожить; русские суда перекрыли Дунай.

После 20 ноября под Измаилом наступило затишье. Осаду организовали не предусмотрительно: тяжёлой артиллерии не было, а полевой не хватало боеприпасов. В русских частях под Измаилом царила суматоха. К тому же, старший по званию из русских генералов, съехавшихся к турецкой твердыне – генерал-аншеф Иван Васильевич Гудович – не пользовался достаточным авторитетом, чтобы добиться единоначалия. Генерал-поручик Павел Потёмкин и генерал-майоры Кутузов и де Рибас, в свою очередь, действовали несогласованно, ревниво поглядывая друг за другом…

Приближались морозы – и военный совет постановил снять осаду крепости, отправив войска на зимние квартиры. Путь из-под Измаила и так был затруднён бездорожьем. Однако главнокомандующий – князь Таврический был настроен куда более решительно, чем его двоюродный брат генерал Павел Сергеевич Потёмкин или Гудович. Он понимал, что необходимо спасать положение, что пришла пора уничтожить турецкую твердыню на Дунае. И под Измаил послали нового главнокомандующего – прославленного генерал-аншефа Суворова, самого решительного из русских полководцев.

«Измаил остаётся гнездом неприятеля. И хотя сообщение прервано чрез флотилию, но всё же он вяжет руки для предприятий дальних. Моя надежда на Бога и на Вашу храбрость. Поспеши, мой милостивый друг!».

Последний призыв Суворов предпочёл воспринять буквально – два раза ему повторять не приходилось. Не сумевшего сплотить войска генерал-аншефа Гудовича Потёмкин отозвал из-под Измаила и направил подальше от дунайских крепостей – на Кубань, где упорный генерал-аншеф успешным штурмом овладеет Анапой. Но разве можно сравнить гарнизон Измаила с жалким турецким отрядом, защищавшим Анапу? А укрепления?..

Байрон писал о штурме Измаила:

Суворов в этот день превосходил
Тимура и, пожалуй, Чингисхана:
Он созерцал горящий Измаил
И слушал вопли вражеского стана;
Царице он депешу сочинил
Рукой окровавленной, как ни странно –
Стихами: «Слава Богу, слава Вам! –
Писал он. – Крепость взята, и я там!»

Конечно, такое понимание суворовского полководческого дарования обеднено предубеждением английского лорда, непримиримо ненавидевшего империализм екатерининской России, но показательно, что поэт одним из центральных эпизодов своей главной, итоговой поэмы «Дон Жуан» делает взятие Измаила. Мы же помним другого Суворова – того, что прискакал к Измаилу на любимом донском жеребце и после великой победы отказался от лучших трофейных коней и покинул позиции верхом на том же дончанине. Мы помним Суворова, который после победы, побледнев, признавался: «На такой штурм можно пойти только раз в жизни». Гарнизон Измаила насчитывал более 35 тысяч человек, из них 17 тысяч – отборные янычары. В Измаиле хватало запасов продовольствия и вооружения – турки не страшились штурма – и при этом не страдали недооценкой противника, ведь Суворов их бил не раз.

Суворов осаждал крепость с тридцатитысячным воинством и намеревался решить дело приступом. Учитывая мощные укрепления турецкой твердыни и 250 орудий противника, «арифметически» штурм был обречен на провал. Но Суворов, прибыв под Измаил, не теряя времени, приступил к тренировке солдат в условиях, близких к боевым. Офицерам пришлось позабыть порядки Гудовича…

Генерал-аншеф скрупулезно изучил донесения разведки по измаильским укреплениям и вскоре уже получил возможность послать туркам ультиматум с характерной припиской – лично от Суворова: «Сераскиру, Старшинам и всему Обществу. Я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышления для сдачи и – воля; первые мои выстрелы – уже неволя; штурм – смерть. Что оставляю вам на рассмотрение». История запомнила и горделивый, но, как оказалось, излишне самонадеянный ответ Айдос-Мехмет-паши: «Скорее остановится течение Дуная и небо упадет на землю, чем русские возьмут Измаил». Между тем, русские войска под руководством Суворова уже проводили тщательную подготовку штурма. С появлением Суворова под стенами крепости время как будто ускорило бег – так быстро менялась обстановка.

После быстрых и эффективных учений армия поверила в свои силы.

С первых часов пребывания Суворова под Измаилом он постоянно совещается с инженерами, с войсковыми квартирмейстерами, вместе с ними анализировал особенности турецких укреплений и возводил учебные укрепления для армии.

Определимся с русскими силами, которые готовились к штурму под Измаилом: 33 батареи пехоты, 8 тысяч спешенных казаков, ещё 4 тысячи – казаков-черноморцев, 2 тысячи молдаван, да 11 кавалерийских эскадронов и 4 донских казачьих полка. Всех войск под рукой Суворова было не более 31 тысячи человек. Главным образом – прославленная русская пехота. Кавалеристов и казаков набиралось лишь две с половиной тысячи.

Крепость располагалась на прибрежных высотах Дуная. Шесть с половиной километров надёжных укреплений! Глубокий ров, на основных участках заполненный водой, за ним – крутой земляной вал в 6-8 метров высотой и семь бастионов.

Цитадель с внушительным каменным Бендерским бастионом возвышалась на севере. На берегу Дуная крепость защищали артиллерийские батареи, делавшие невозможной атаку русской флотилии. С запада и востока крепость защищали озёра – Кучурлуй, Алапух, Катабух. Подступы к крепостным воротам (их названия остались в истории – Бросские, Хотинские, Килийские, Бендерские) простреливались артиллерийскими батареями. Фортификатор де Лафит-Клове знал своё дело.

Крепость не зря считалась неприступной и благодаря ландшафтным условиям, и из-за продуманной фортификации и из-за мощного гарнизона. Как-никак 35 тысяч войск, из которых полвина – отборные янычары, прославленная элита турецкой армии. Не было недостатка и в артиллерии. Наверное, нигде в мире в то время не было сосредоточено столько орудий на метр земли — 265. Запасы снарядов и провианта были рассчитаны на весьма длительную осаду и в декабре  никакого кризиса с этими необходимыми ресурсами в Измаиле не было.

Комендант, трёхбунчужный сераскир Айдос Мехмет-Паша имел репутацию неустрашимого и искусного воина, его авторитет в войсках сомнению не подвергался. Татарской конницей командовал брат крымского хана Каплан-Гирей, мстительно ненавидевший Россию, наголову разбивший австрийские войска под Журжей. Приказ султана Селима Третьего тоже заслуживает упоминания: сдавшихся в плен ждала смертная казнь. На помощь султану, как обычно, пришёл и религиозный фанатизм. Муллы умело поддерживали в войсках боевой дух. Что ж, османы бились за свою веру, за своего государя, за свою Родину… Турецкие воины, многие из которых уже имели личные счёты к русским, готовились драться до последней капли крови.

Нелегко воевать зимой, да ещё и в XVIII веке, когда не только кавалерию, но и артиллерию, и продовольствие, и снаряды тащили на себе лошадки. Военные кампании редко затягивались до серьёзных заморозков, зимой война переходила в тихую стадию, и только с весенним солнышком возобновлялись серьёзные кровопролитные действия. Но в 1788-м году Потёмкин предпринял штурм Очакова в начале декабря. И неприступный Измаил нельзя было оставлять нетронутым до весны. Тут и тактика, и стратегия.

Промозглым утром 7 декабря 1790 года Суворов составляет ультиматум паше и всему гарнизону крепости – вот он, грозный голос империи, которая пребывала в зените славы:

«Измаильским властям
7 декабря 1790 г.
от Генерал-Аншефа и кавалера Графа Суворова-Рымникского Превосходительному Господину Сераскиру Мегамету-паше Айдозле, командующему в Измаиле; почтенным Султанам и прочим пашам и всем чиновникам.

Приступая к осаде и штурму Измаила российскими войсками, в знатном числе состоящими, но, соблюдая долг человечества, дабы отвратить кровопролитие и жестокость, при том бываемую, даю знать чрез сие Вашему Превосходительству и почтенным Султанам! И требую отдачи города без сопротивления. Тут будут показаны всевозможные способы к выгодам вашим и всех жителей! О чем и ожидаю от сего чрез двадцать четыре часа решительного от вас уведомления к восприятию мне действий. В противном же случае поздно будет пособить человечеству, когда не могут быть пощажены не только никто, но и самые женщины и невинные младенцы от раздраженного воинства, и за то никто как Вы и все чиновники пред Богом ответ дать должны».

Суровы слова воина!

Генералы восторженно выслушали пламенную речь Суворова – что и говорить, это был не Гудович… Первым, не мудрствуя лукаво, за штурм проголосовал младший – Матвей Платов. И этот факт вошёл в правдивую легенду о славном донском атамане: «Славим Платова-героя, победитель был врагам!.. Слава казакам-донцам!..». Вслед за донцом подписали постановления бригадир Василий Орлов, бригадир Фёдор Вестфален, генерал-майор Николай Арсеньев, генерал-майор Сергей Львов, генерал-майор Иосиф де Рибас, генерал-майор Ласий, генерал майор Илья Безбородко, генерал-майор Фёдор Мекноб, генерал-майор Борис Тищев, генерал-майор Михайла Голенищев-Кутузов, генерал-поручик Александр Самойлов, генерал-поручик Павел Потёмкин. Суворов старался перед роковой битвой («на такой штурм можно решиться один раз в жизни») прочнее скрепить своих командиров. Дрогнуть было нельзя.

Сам Рымникский сказал: «Я решился овладеть этою крепостию, либо погибнуть под её стенами!».

Под стенами Измаила Суворов проводил чрезвычайно спешные, но насыщенные и продуманные учения. Много говорил с войсками, вспоминал о прошлых победах, чтобы каждый проникся важностью измаильского штурма. Вот здесь понадобилась фольклорная репутация Суворова – как заговорённого колдуна, который и в воде не тонет, и в огне не горит. Который не может не победить…
На специально устроенных валах и во рву солдаты отрабатывали приёмы преодоления этих преград. Сорок штурмовых лестниц и две тысячи фашин подготовил Суворов к штурму. Сам показывал технику штыкового удара. Требовал от офицеров настойчивосьти в обучении войск.

Трудно сказать, почему турки не отважились атаковать растянутые русские позиции. Возможно, Айдос-Мехмет рассчитывал потянуть время, и Суворову удалось опередить возможную атаку, быстро перейдя от рекогносцировок к приступу. Но Суворов был готов к отражению массированных турецких вылазок.

Стояли ясные, без морозов, южные декабрьские дни с холодными влажными утренниками. На заре 10 декабря артиллерия Ртищева начала обстрел крепости, с реки стрельбу вели с гребных судов. Турецкая артиллерия прицельно отвечала: так, была взорвана русская бригантина с двумя сотнями моряков на борту. В три часа ночи ночное небо перерезала сигнальная ракета. Впрочем, из соображений конспирации, в русском лагере уже несколько ночей запускались сигнальные ракеты, запутывая турок. Но в ту ночь Айдос-Мехмет от перебежчиков знал о начале штурма.

Войска двинулись на штурм, согласно диспозиции. В половине шестого утра началась атака. Правофланговой группой командовал генерал-поручик Павел Потёмкин. Суворов психологически подготовил Потёмкина к штурму, внушил ему уверенность в своих силах. Тремя колоннами войска Потёмкина (7,5 тысяч человек) атаковали крепость с Запада. Первая колонна генерал-майора Львова состояла из двух батальонов фанагорийцев (любимцы Суворова во всех баталиях шли впереди!), батальона белорусских егерей и ста пятидесяти апшеронцев. Колонне предстояло атаковать уркпеление возле башни Табия. Впереди шли рабочие с кирками и лопатами: им предстояло ломать стены, расчищая дорогу армии. Вот кто не ведал страха, в лицо смотрел смерти! Во вторую колонну генерал-майора Ласси вошли три батальона Екатеринославского егерского корпуса и 128 стрелков. Третья колонна генерал-майора Мекноба включала три батальона лифляндских егерей и двигалась на Хотинские ворота. У каждой колонны был резерв, был общий резерв и у всего отряда Потёмкина: конные полки, которые должны были в свой черёд ворваться в крепость после взятия Хотинских и Бросских ворот. Левое крыло, под командованием генерал-поручика Самойлова, было самым многочисленным – 12 000 человек, из них 8 000 – спешенные казаки-донцы. Тремя колоннами этой группы, атаковавшей крепость с северо-востока, командовали бригадиры Орлов, Платов и генерал-майор Кутузов. Первые две колонны состояли из казаков. В колонне Кутузова шли три батальона бугских егерей и 120 отборных стрелков из того же Бугского корпуса. В резерве у Кутузова были два батальона Херсонских гренадер и тысяча казаков. Колонна направлялась на приступ килийских ворот.

Третьей группой, которая наступала на Измаил с юга, с острова Чатал, командовал генерал-майор Рибас. В войсках Рибаса насчитывалось 9 000 человек, их них 4 000 – казаки-черноморцы. Первой колонной командовал генернал-майор Арсеньев, ведший в бой Приморский Николаевский гренадерский полк, батальон Лифляндского егерского корпуса и две тысячи казаков. Колонна должна была помогать колонне Кутузова в бою за новую крепость. Второй колонной Рибаса командовал бригадир Чепега, в составе колонны бились пехотинцы Алексопольского полка, 200 гренадер Днепровского Приморского полка и тысяча черноморских казаков. Третьей колонной группы Рибаса командовал секунд-майор лейб-гвардии Преображенского полка Морков, который получит за штурм Измаила чин бригадира. С ним шли 800 гренадер Днепровского полка, 1000 казаков-черноморцев, батальон бугских и два батальона белорусских егерей. Ему предстояло десантом поддержать генерала Львова в бою за Табию.

По перевязанным лестницам, по штыкам, по плечам друг дружки, солдаты Суворова под смертельным огнем преодолели стены, открыли ворота крепости – и бой перенёсся на узкие улицы Измаила.
При штурме особенно отличились колонны генералов Львова и Кутузова. Генерал Львов получил болезненное ранение. Ранили и его помощника – полковника Лобанова-Ростовского. Тогда командование штурмовой колонной принял командир фанагорийцев, любимец Суворова полковник Золотухин. Суворов и Кутузов, о котором Александр Васильевич говорил: «В Измаиле он на левом фланге был моей правой рукой», личным примером воинской храбрости вели за собой солдат.

В трудное положение при штурме бастиона Бендерских ворот попала колонна Василия Орлова. Шёл пой на стенах, а казаки по лестницам поднимались из рва, чтобы пойти на приступ бастиона, когда турки предприняли мощную контратаку. Крупный отряд турецкой пехоты, явившийся из растворённых Бендерских ворот, ударил во фланг казакам, разрезая колонну Орлова. Уважаемый Суворовым донской казак Иван Греков встал в первые ряды сражавшихся, ободряя их на бой. Суворов, несмотря на угар штурма, не терял нитей многослойной операции и вовремя получил сведения о событиях у Бендерских ворот. Генерал-аншеф понял, что османы здесь получили возможность потеснить атакующую колонну, прорвать русскую атаку, подкрепив свою вылазку свежими силами.

Суворов приказывает подкрепить колонну Орлова войсками из общего резерва – Воронежским гусарским полком. К воронежцам он добавил и два эскадрона Северских карабинеров. Однако быстрого прорыва не получилось: туркам удалось сосредоточить в районе Бендерских ворот и бастиона многочисленные силы, а казачьи части уже понесли немалые потери. Суворов был убеждён, что здесь необходим натиск и снова проявил умение вовремя, в критический момент, оценив риски, ввести в бой дополнительный резерв. К Бендерским воротам он бросает весь резерв левого крыла суворовской армии – это была кавалерия. К ним генерал-аншеф добавляет Донской казачий полк из общего резерва. Шквал атак, конский топот, горы раненых – и бастион взят.

Атаман Платов вёл на приступ пять тысяч солдат. С такой внушительной колонной казак должен был по лощине взойти на крепостной вал и под обстрелом ворваться в Новую крепость. В бою на крепостной стене был ранен генерал-майор Безбородко, командовавший двумя казачьими колоннами – Платова и Орлова. Командования принял Платов. Он расторопно отразил атаку янычар, разбил вражескую батарею, захватив несколько пушек. С боем казаки прорвались к Дунаю, где соединились с речным десантом генерала Арсеньева.

Когда передовой батальон, в котором шёл и Платов, подошёл к крепости, казаки в замешательстве остановились перед затопленным рвом. Бригадир Платов, вспомнив уроки Суворова, первым вошёл в ледяную воду, по пояс в воде, под обстрелом преодолел крепостной ров, скомандовал: «За мной!» — и батальон последовал примеру командира. В тридцать лет он пребывал в расцвете физической силы и уже был умелым, обстрелянным казачьим атаманом. Чтобы такие чудеса становились былью – нужно огромное доверие войск командиру, авторитет офицера.

Предстояли уличные бои, в которых поймавший кураж Платов был всё так же удачлив. Немалую часть русских потерь при штурме Измаила составили погибшие и раненые казаки. Спешенные донцы были плохо экипированы для штурма. Но Суворов надеялся на их удаль, да и некем оказалось заменить казачьи силы, а приступ был необходим.

В распахнутые ворота крепости входила русская конница. Колонна Орлова совместно с колонной генерал-майора Мекноба очищала от турок важный северный участок укреплений Измаила. Теперь они действовали слаженно и могли отражать контратаки турок, продолжая занимать вершок за вершком неприступную твердыню – Измаил.

Под вечер последние защитники крепости молили о пощаде. Уникальный штурм крепости вылился в истребление вражеской армии. Во время разоружения к сераскиру подскочил егерь и попытался вырвать у него из-за пояса кинжал. Янычар выстрелил в егеря, а попал в русского офицера… Этот выстрел русские оценили как вероломное нарушение условий капитуляции: ведь турки просили пощады. Новый штыковой удар уничтожил почти всех турок, погиб от ран и Айдос-Мехмет…

Наконец, сдались на милость победителям последние янычары во главе с Мухафиз-пашой, сражавшиеся в Табии. Последние защитник и крепости капитулировали в 16.00. Приступ ожесточил войска, помнившие о двух неудачных штурмах Измаила. По военным традициям того времени, Суворов на три дня отдал город на разграбление победителям. Увы, на этот раз офицерам не удалось удержать солдат от жестоких бесчинств. А в Измаиле было чем поживиться! Турки свезли в крепость купеческие склады из занятых русскими войсками билзлежащих территорий. Особо удачливые участники штурма обогатились на тысячу-другую червонцев – фантастическая нажива! Сам Суворов отказался от трофеев, не принял даже отменного коня, которого привели к нему солдаты. Снова не обманули ожиданий Суворова фанагорийцы. Из них Суворов приказал составить главный караул покорённой крепости.

Да, на такой приступ можно пойти лишь раз в жизни… В жестоких боях погибло десять тысяч русских, в том числе 400 офицеров из 650, участвовавших в штурме. Красноречивые цифры – вот такое бесстрашие царило в сердцах учеников Суворова. Было уничтожено двадцать семь тысяч турок, остальные десять тысяч попали в плен. По легенде, лишь один турок остался живым и не попал в плен! Он нырнул в Дунай, ухватился за бревно – и, незамеченный, добрался до берега. Поговаривали, что именно он принёс турецким властям весть об измаильской катастрофе.
На следующий день Суворов готовился к молебну и диктовал послание Потёмкину:

«Светлейший Князь! Милостивый Государь! Простите, что сам не пишу: глаза от дыму болят… Сегодня у нас будет благодарственный молебен у нашего нового Спиридония. Его будет петь Полоцкий поп, бывший со крестом пред сим храбрым полком. Фанагорийцы с товарищами отсюда пойдут сего числа домой…». Полоцкий поп – это никто иной, как отец Трофим Куцинский. Молебен после Победы справлял именно он.

В более позднем письме Потёмкину Суворов расскажет о его подвиге подробнее – и батюшка вполне заслужил такое внимание в переписке двух великих екатерининских орлов: «Полоцкого пехотного полка священник Трофим Куцинский, во время штурма Измаильского, ободряя солдат к храброму с неприятелем бою, предшествовал им в самом жестоком сражении. Крест Господен, который он, яко знамение победы для воинов, нес в руках, пробит был двумя пулями. Уважая таковую его неустрашимость и усердие, осмеливаюсь просить о пожаловании ему креста на шею».

Речь, несомненно, шла о Георгиевском кресте. Но в статуте ордена о священниках не говорилось ни слова, и прецедентов подобного награждения не было! Да и статус полкового священника не был закреплён законодательно. Словом, случился юридический казус. И всё-таки императрица не оставила отца Трофима без награды, нашла, как мы бы нынче сказали, компромиссный вариант. Ему пожаловали наперсный крест с бриллиантами на георгиевской ленте. По ходатайству Екатерины священник Полоцкого пехотного полка был возведён в сан протоиерея.

Пусть и с натяжкой, но его считают первым священником – георгиевским кавалером. И случилось это во многом благодаря отеческой внимательности Суворова к своим «чудо-богатырям». А уж перед священством Суворов и подавно благоговел. Ведь и вся суворовская наука побеждать пронизана верой в победу, поскольку защита Отечества воспринималась как боговдохновенное служение: «Умирай за Дом Богородицы, за Матушку, за Пресветлейший Дом! Церковь Бога молит. Кто остался жив, тому честь и слава!». И, после такой проповеди – азы солдатской науки: «Солдату надлежит быть здорову, храбру, твёрду, решиму, правдиву, благочестиву. Молись Богу! От Него победа! Чудо-богатыри! Бог нас водит, Он нам генерал!».

Читайте также:

Крепость Измаил. Кто взял крепость Измаил? Штурм крепости Измаил :: SYL.ru

Измаил - крепость, где находится все то, что осталось от древнего города, история которого до сих пор не исследована полностью.

Возникновение Измаила, его ранняя история

Появление Измаила овеяно легендами. Ученые-историки утверждают, что первые поселения людей были здесь уже во втором тысячелетии до нашей эры, в эпоху бронзового века.

Есть предположение, что в шестом тысячелетии до нашей эры в районе Измаила базировалось поселение гумельницкой культуры. В 1979 году во время раскопок были обнаружены разные артефакты древних культур. Это амфоры и другие керамические изделия. Крепость Измаил тогда еще не существовала, но в ее районе были греческие, гето-фракийские и сарматские поселения.

В 11-12 веках нашей эры здесь располагалось Галицко-Волынское княжество. В 12 веке генуэзские купцы построили форт, который позволял им жить и защищаться от нападения кочевых племен. В 15 столетии форт захватили турки, начали его перестраивать и таким образом создали оборонительное сооружение, которое стало пропускным пунктом между Россией и Турцией.

Турецкие войска в Измаиле

Тринадцатый век для крепости Смил ознаменовался тем, что ее почти полностью разрушили войска Золотой Орды. Сто лет спустя на этом месте появился город Синил, а в 1538 году сюда ворвались войска турецкого султана. Турки разграбили город и опустошили его, но не разрушили совсем. Город получил название Ишмасль (что в переводе означает «услышь, Господь»).

Османские завоеватели проводили жесткую политику, и поэтому население Буджака протестовало. Вскоре его жители объединились с Запорожскими казаками и в 1594 году напали на Ишмасль. Войска султана отчаянно защищались, и вскоре соорудили крепость Измаил.

Крепость строилась с помощью специалистов, которые были приглашены из Европы. Они создали массивные каменные стены, до десяти метров высотой. Вокруг крепости были выкопаны глубокие рвы, в них сразу же залили воду. Тридцать тысяч янычар заняли крепость Измаил, и горе было тому, кто пытался брать ее приступом. 265 орудий, установленных там, расстреливали войска противника. Крепость долгое время считалась неприступной.

Попытки штурма крепости

Конец восемнадцатого века для истории России знаменуется постоянными конфликтами с Турцией. Война 1768-1774 годов не закончила спор между двумя государствами. Крепость Измаил была взята 26 июля 1770 года войсками под руководством князя Н. Репнина, и в 1771 году здесь даже формировалась русская дунайская флотилия, но в 1774 году крепость была возвращена обратно туркам. Таковы были условия заключенного тогда мирного договора.

В 1789 году опять разразилась война между Россией и Турцией. На этот раз Измаил стал укрепленным гарнизоном. Многие считали, что эту крепость взять невозможно. Но русская армия опять попыталась овладеть этой твердыней.

В 1790 году главнокомандующий русской армией генерал Потемкин дал приказ взять Измаил. Русские двигались вперед неохотно, и особых успехов не было. Тогда было решено пустить в ход войска Суворова.

Полководец Александр Васильевич Суворов

Александр Васильевич Суворов в детстве был слабым и болезненным ребенком. Все говорили ему, что из-за его здоровья ему вряд ли удастся стать военным, и он не сможет держать тяжелое оружие. И никто тогда не знал, что этот мальчик – будущий полководец Суворов, крепость Измаил для которого станет самым главным достижением в карьере.

В зимние холода Суворов ходил по улице в легкой куртке. Весной он купался в реках в ледяной воде. Он часто путешествовал, отлично ездил на лошади. Все это он делал с целью подготовки к военной службе. В итоге из него получился великий полководец, отдавший армии более пятидесяти лет. В самом начале службы он был солдатом, а в ее конце стал генералиссимусом и фельдмаршалом. На его счету числится более тридцати пяти сражений.

Подготовка к взятию Измаила под руководством Суворова

Суворов пришел к взятию Измаила уже опытным полководцем. Он зарекомендовал себя как хороший начальник, который тепло и заботливо относился к солдатам, благодаря чему неоднократно одерживал победы. В 1787 году русские солдаты под его руководством полностью разогнали и уничтожили шеститысячную армию турок, и потом последовали блистательные победы в Рымнике и под Фокшанами. Крепость Измаил, 1790 год для которой стал переломным, в это время считалась непобедимой. К тому же турецкий султан отдал приказ казнить всех своих солдат, которые сдадутся русским воинам.

В декабре 1790 года Верховный совет в русской армии принял решение о том, что крепость Измаил лучше пока не штурмовать, и предложил перейти на зимние квартиры. Русские войска в это время сильно страдали от голода, холода, начались болезни. Приехавший Суворов вселил бодрость, ведь каждый в русской армии знал, что этот полководец не любит долго дожидаться. Так и оказалось. Именно Суворов - тот, кто взял крепость Измаил. Решил он это делать в самое ближайшее время, но сначала как следует подготовиться.

Когда появился Суворов, крепость Измаил свысока взирала на русских воинов. В течение десяти дней он проводил активную подготовку солдат к штурму. По его приказанию вырыли ров, рядом с ним насыпали вал, и теперь войска начали тренироваться. Суворов сам показывал солдатам, как надо лезть на стены и колоть турок (их изображали чучела). В свои шестьдесят лет он был очень подвижным и моложавым человеком.

Начало штурма Измаила

9 декабря 1790 года русские войска начали штурм турецкой крепости. До этого, 7 декабря, Суворов послал ультиматум турецкому паше, который правил Измаилом, с предложением сдаться. Паша отказался наотрез и ответил, что скорее небо рухнет на землю, чем Измаил поддастся натиску чужих войск.

Тогда Суворов решил, что Измаил - турецкая крепость, которая много о себе думает, и стал тщательно готовить наступление. Русские постоянно пускали сигнальные ракеты и постепенно усыпили бдительность турецких рядовых. Штурм города начался рано утром, в восемь часов, и к 11 часам дня уже стало ясно, на чьей стороне будет победа.

Перед боем Суворов поделил свое войско на три части. Крепость Измаил, 1790 год в истории которой стал переломным, была атакована с трех сторон. С запада и с севера наступали войска Павла Потемкина, с востока шла армия генерала Кутузова, командирами в ней были Орлов и Платов. Принимала участие в сражении армия генерала Дерибаса, в составе 3000 человек она наступала со стороны Дуная.

Кульминация сражения за Измаил

Русская армия в процессе сражения за Измаил терпела большие трудности. Четвертая колонна, состоящая из казаков, которой командовал георгиевский командир Василий Орлов, прорывалась в крепость Измаил со стороны Бендерских ворот. Казаки были плохо обучены военному делу. В то время как они штурмовали крепость, открылись Бендерские ворота. Выскочили турки и начали истреблять казаков саблями.

Суворов узнал об этом и прислал на помощь воронежских гусар и эскадрон полковника Сычова. Подоспел и батальон солдат от Кутузова. Таким образом удалось отогнать турок, частично они были уничтожены.

В это время комендант крепости Измаил решил взорвать мост перед ней, чтобы не дать русским туда проникнуть. Командир гусар Волков при этом все же организовал переправу, три его эскадрона ворвались в город и взяли в плен восемьсот человек. Вскоре городские укрепления были захвачены, в самом городе начались бои. Борьба с турками продолжалась до 16 часов, потом русская армия окончательно овладела им.

Брат крымского хана Каплан Гирей сделал попытку отбить город у русских. Он собрал отряд из нескольких тысяч татар, которые пошли атаковать. У них ничего не получилось, так как Суворов выслал им навстречу отряд егерей, и они завели татар в прибрежные плавни. Каплан Гирей и его сыновья были убиты.

Окончание боя за Измаил

Штурм крепости Измаил привел к огромным потерям у турок. У них было убито около тридцати тысяч человек, у русских потери составили четыре тысячи. Русские захватили все орудия, а также драгоценности на 10 миллионов франков. Комендантом захваченной крепости стал Михаил Илларионович Кутузов.

Тела русских убитых были похоронены на кладбищах, турок же бросали в Дунай, этим занимались пленные. В самом городе был открыт госпиталь.

За взятие Измаила Суворов получил звание подполковника Преображенского полка. Солдаты, которые принимали участие в штурме, были награждены серебряными медалями, офицеры, руководившие боями, - золотыми крестами с георгиевской лентой.

Измаил в двадцатом веке

В двадцатом веке Измаил переживает эпоху бурного развития. Это время знаменуется созданием Русско-Дунайского пароходства. Работает Измаильский порт. Во время империалистической войны город переживает голод и нехватку самого необходимого.

В 1918 году Измаил вошел в состав земель королевской Румынии. Там он оставался до 1940 года. Старожилы вспоминают Измаил той поры ухоженным, патриархальным городом. Культурная жизнь в нем была очень развита. Постоянно устраивались театральные представления. В городе были женская и мужская гимназии, в которых изучались разные предметы.

В истории Великой Отечественной войны Дунайская флотилия показала себя с лучшей стороны. Перед началом войны 22 июня 1941 года советские солдаты в Измаиле уже вышли на боевые позиции. И полторы тысячи советских воинов долгое время успешно оборонялись от двадцати тысяч румын. Лишь когда был дан приказ оставить Измаил и идти защищать Одессу, они покинули его. Но через три года советские войска вернулись и освободили Измаил.

Диорама крепости Измаил

Штурм крепости Измаил решили увековечить художники двадцатого века. Была создана диорама "Штурм крепости Измаил", с помощью которой можно было разобрать во всех подробностях. Диорама была установлена в 1973 году в здании турецкой мечети. Создали ее военные художники Е. Данилевский и В. Сибирский. Диорама представляет зрителям переломный момент взятия крепости. Вы можете увидеть, как русские солдаты переходят ров и взбираются на стены. Они отчаянно борются с защитниками крепости. На главной башне уже установлен флаг русского войска. В целом, на диораме запечатлен город Измаил, крепость. Фото этой диорамы многие делали не один раз.

Главные ворота крепости уже открыты, и русские гренадеры идут в город. Справа видно, как русская флотилия движется по Дунаю, а черноморские казаки подходят к берегу. На берегу слева - фигура Суворова, который руководит сражением.

Крепость Измаил в современную эпоху

Сейчас крепость Измаил находится не в лучшем состоянии. Проводятся работы по созданию на ее месте новых зданий и дендропарка. При этом разрушается крепость, которую брал когда-то полководец Александр Суворов. В отвалы земли, созданные при помощи строительной техники, проникают археологи, главной задачей которых является не исследование старины, а поиск драгоценностей.

Еще 19 декабря 1946 года постановлением Измаильского горисполкома территория крепости была объявлена заповедной зоной. Но с тех пор многое изменилось, и сейчас происходит варварское разрушение памятника архитектуры. Сотрудники управления охраны памятников в Одесской области считают, что власть города должна сделать все, чтобы сохранить древние артефакты, которые не были уничтожены.

Крепости нет, потому что она никому не нужна?

16.02

Гости Измаила зачастую разочарованы: "Вот в Белгороде-Днестровском - настоящая крепость, а тут и смотреть-то не на что". Попробуем провести некоторое сравнение двух крепостей.

Наша крепость по площади больше почти в 20 раз 
Белгород-Днестровская крепость - памятник средневековой оборонительной архитектуры XIII-XV веков из местного камня-известняка площадью немногим более 9 гектаров. Протяжённость всех оборонительных стен (в том числе и внутренних) - около 2,5 км.
Крепость Измаил - своеобразный шедевр фортификационного искусства конца XVIII - первой половины XIX века, представляла собой систему земляных валов и бастионов, во многих местах обложенных камнем или подпорной кирпичной стеной. Камень доставлялся по Дунаю, кирпич делали из местной глины. На вершине вала во многих местах был установлен деревянный частокол. По площади крепость занимала временами около 170 гектаров, состояла из 11 бастионов, общая протяжённость их и вала - более 6 км.

Различия в стенах
Белгород-Днестровская крепость имеет высоту стен и башен от 5 до 15 метров, толщина которых - от 1,5 до 5 метров. Стены крепости были укреплены 34-мя башнями - круглыми, прямоугольными, восьмигранными, трехъярусными с подвальными помещениями, некоторые из которых имели шатровую крышу из черепицы. С трёх сторон крепость окружена рвом шириной до 14 метров, первоначальная глубина которого доходила, на некоторых участках, до 22 метров.
В Измаильской крепости не строили стены и башни на валу, но она имеет систему типовых пятиугольных земляных бастионов с основными "плечами" в 100-120 метров и боковыми в 40-50 метров. Толщина земляного вала и по сей день составляет 30-50 метров, ширина рва - 20-30 метров, сегодняшняя глубина - 9-11 метров. В 1790 г. от основания рва до вершины вала у северо-западного бастиона было, в среднем, 10-12 метров, а местами - до 20-ти. Подпорная стена строилась из кирпича высотой 5-6 метров и толщиной 1,2-1 метра.

Земляной вал защитит лучше каменных бастионов

Белгород-Днестровская крепость хороша для защиты от войска, на вооружении которого находятся мечи, копья, лук и стрелы, осадные камнемётные машины и немного артиллерии. Измаил представлял собой, в лучшем случае, турецкое поселение, окружённое небольшим валом с частоколом и рвом, с гарнизоном до 100 воинов, как мощная крепость проявил себя после 1784 г. 
В последующие годы под руководством французских и немецких инженеров турки постепенно строят одну из лучших крепостей конца XVIII века. Уже развита полевая и осадная артиллерия, есть мортиры для ведения навесного огня. Есть чугунные, зажигательные ядра, разрывные бомбы, картечь любых размеров.
И где будет уютнее при артиллерийском обстреле - за каменной стеной (которая может обрушиться в результате обстрела) или за мощным земляным валом, который к тому же укреплён каменной подпорной стеной?
Измаил взяли штурмом только раз - в декабре 1790 г., и поэтому тот штурм уникален.
Надо признать, что и Белгород-Днестровская, и Измаильская крепости были мощными оборонительными сооружениями - каждая для своего времени.

Разные судьбы
Белгород-Днестровская крепость как военно-оборонительное сооружение была упразднена в 1832 г. Измаильская - в 1856 г. (по результатам проигранной Россией Крымской войны). В 1896 г. Белгород-Днестровская крепость была объявлена историко-архитектурным памятником. С начала XX в. всеми властями в крепости периодически проводятся реставрационные работы. Здесь снимают художественные фильмы, военно-исторические клубы проводят фестивали с реконструкцией событий той или иной эпохи и т.д. Всё это привлекает внимание общественности, финансирование, вынуждает содержать территорию и сам объект в пристойном виде.
Совсем другая судьба у Измаильской крепости, которая частично была целенаправленно взорвана в 1856 г. Камень и кирпич сооружений пошел на строительства домов, мостовых, тротуаров города. В советское время в северной части крепости длительное время располагались склады военно-технического имущества (запретная и охраняемая зона).
Но это была территория военных, а не историков и археологов...

Культа крепости у нас, увы, нет...
Памятником крепость не стала и по сей день. Её разбирали и разбирают до сих пор, уничтожая валы, рвы, бастионы, остатки крепостных оборонительных сооружений. Здесь не снимаются фильмы, не проводятся исторические фестивали с реконструкцией какого-либо события, не проводятся официальные экскурсии. Тут строят жилые дома с гаражами и промышленные предприятия, прокладывают коммуникации, добывают глину, вывозят бытовой и строительный мусор…

Почему?
Во-первых, эта тема по-настоящему никогда не была интересна городским властям за последние, как минимум, 120 лет (первое и , пожалуй, последнее масштабное празднование события состоялось в 1890 году). Во-вторых, как-то неудобно отвечать на вопрос: "Куда делись стены, изображённые на полотне? Где можно посмотреть хотя бы остатки крепости?" В-третьих, для большинства самих измаильчан территория крепости, по-прежнему, не является местом, к которому надо относиться, как к памятнику.
Надо признать честно: нет у нас ни культа крепости, ни самой крепости.

24 декабря. День взятия турецкой крепости Измаил

Победа в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. обеспечила России выход к Черному морю. Но по условиям Кючук-Кайнарджийского договора сильная крепость Измаил, расположенная в устье Дуная, оставалась за Турцией.

В 1787 г. Турция, поддерживаемая Англией и Францией, потребовала от России пересмотра договора: возврат Крыма и Кавказа, признание недействительными последующих соглашений. Получив отказ, она начала военные действия. Турция планировала захватить Кинбурн и Херсон, высадить крупный десант в Крыму и разгромить базу российского флота Севастополь. Для развертывания военных действий на Черноморском побережье Кавказа и Кубани значительные турецкие силы были направлены к Сухуму и Анапе. Для обеспечения своих планов Турция подготовила 200-тысячную армию и сильный флот из 19 линейных кораблей, 16 фрегатов, 5 бомбардирских корветов и большого количества кораблей и судов обеспечения.

Россия развернула две армии: Екатеринославскую генерал-фельдмаршала Григория Потемкина (82 тыс. человек) и Украинскую генерал-фельдмаршала Петра Румянцева (37 тыс. человек). Выделенные из состава Екатеринославской армии два сильных военных корпуса находились на Кубани и в Крыму.

Русский Черноморский флот базировался в двух пунктах: главные силы - в Севастополе (23 боевых корабля с 864 орудиями) под командованием адмирала М.И. Войновича, здесь служил будущий великий флотоводец Федор Ушаков, и гребная флотилия в Днепровско-Бугском лимане (20 малотоннажных кораблей и судов, частично еще не вооруженных). На стороне России выступила крупная европейская страна - Австрия, которая стремилась расширить свои владения за счет Балканских государств, находившихся под властью Турции.

План действий союзников (России и Австрии) носил наступательный характер. Он состоял в том, чтобы вторгнуться в пределы Турции с двух сторон: австрийская армия должна была начать наступление с запада и овладеть Хотином; Екатеринославской армии предстояло развернуть военные действия на побережье Черного моря, овладеть Очаковом, затем перейти Днепр, очистить от турок район между Днестром и Прутом, для чего взять Бендеры. Российский флот должен был активными действиями на Черном море сковать флот противника и воспрепятствовать проведению Турцией десантных операций.

Военные действия развивались для России успешно. Взятие Очакова, победы Александра Суворова при Фокшанах и Рымнике создали предпосылки для завершения войны и подписания выгодного для России мира. Турция не располагала в это время силами для серьезного сопротивления армиям союзников. Однако политики не смогли использовать благоприятный момент. Турции удалось собрать новые войска, получить помощь от западных стран, и война затянулась.


Ю.Х. Садиленко. Портрет А.В. Суворова

В кампании 1790 г. русское командование планировало взять турецкие крепости на левом берегу Дуная, а затем перенести военные действия за Дунай.

В этот период блестящие успехи были одержаны русскими моряками под командованием Федора Ушакова. Турецкий флот потерпел крупные поражения в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, обеспечив условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае. Вскоре, овладев крепостями Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к Измаилу.

Крепость Измаил считалась неприступной. Перед войной она была перестроена под руководством французских и немецких инженеров, значительно усиливших ее укрепления. С трех сторон (северной, западной и восточной) крепость окружал вал протяженностью 6 км, высотой до 8 метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и до 10 метров глубины, который в отдельных местах заполнялся водой. С южной стороны Измаил прикрывался Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые могли активно использоваться для ведения обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тыс. человек при 265 крепостных орудиях.


К. Лебежко. Суворов обучает солдат

В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. человек пехоты и 2,5 тыс. человек конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Ораса де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, заблокировала крепость со стороны Дуная.

Два штурма Измаила окончились неудачей и войска перешли к планомерной осаде и артиллерийским обстрелам крепости. С началом осенней непогоды в армии, располагавшейся на открытой местности, начались массовые заболевания. Разуверившись в возможности взять Измаил штурмом, руководившие осадой генералы приняли решение отвести войска на зимние квартиры.

25 ноября командование войсками под Измаилом было поручено Суворову. Потемкин предоставил ему право действовать по своему усмотрению: «продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением оного». В своем письме к Александру Васильевичу он отметил: «Моя надежда на бога и на Вашу храбрость, поспеши мой милостивый друг...».

Прибыв к Измаилу 2 декабря, Суворов прекратил отвод войск из-под крепости. Оценив обстановку, он принял решение немедленно готовить штурм. Осмотрев укрепления противника, он отметил в донесении Потемкину, что они «без слабых мест».

Подготовка к штурму была проведена за девять дней. Суворов стремился максимально использовать фактор внезапности, для чего подготовку к наступлению проводил скрытно. Особое внимание обращалось на подготовку войск к штурмовым действиям. У села Броска были сооружены валы и стены, подобные измаильским. Шесть дней и ночей солдаты отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. Суворов подбадривал воинов словами: «Больше пота - меньше крови!» Одновременно для обмана противника имитировалась подготовка к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

Суворов нашел время разработать для офицеров и солдат специальные наставления, в которых содержались правила ведения боя при штурме крепости. На Трубаевском кургане, где в наши дни возвышается небольшой обелиск, стояла палатка полководца. Здесь проводилась кропотливая подготовка к штурму, продумывалось и предусматривалось все до мелочей. «На такой штурм, - признавался позже Александр Васильевич, - можно было отважиться только раз в жизни».

Перед сражением на военном совете Суворов заявил: «Дважды стояли русские перед Измаилом и дважды отступали от него; теперь, в третий раз, им ничего более не остается, как взять крепость или умереть...». Военный совет единогласно выступил в поддержку великого полководца.

7 декабря Суворов направил коменданту Измаила письмо Потемкина с ультиматумом о сдаче крепости. Туркам, в случае добровольной сдачи, гарантировалась жизнь, сохранение имущества и возможность переправиться через Дунай, иначе «с городом последует судьба Очакова». Заканчивалось письмо словами: «К исполнению сего назначен храбрый генерал граф Александр Суворов-Рымникский». А Суворов приложил к письму свою записку: «Я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи и воля; первые мои выстрелы - уже неволя; штурм - смерть.».


Взятие Измаила. Неизв. автор

Турки капитулировать отказались и в ответ заявили, что «скорей Дунай остановится в течении своем и небо преклонится к земле, чем сдастся Измаил». Этот ответ по приказанию Суворова был зачитан в каждой роте, чтобы воодушевить солдат перед штурмом.

Штурм был назначен на 11 декабря. Для сохранения тайны Суворов не стал отдавать письменный приказ, а ограничился устной постановкой задачи командирам. Полководец планировал провести ночную одновременную атаку сухопутными войсками и речной флотилией с разных направлений. Основной удар наносился по наименее защищенной приречной части крепости. Войска были разделены на три отряда по три колонны в каждом. В состав колонны входило до пяти батальонов. Шесть колонн действовали с суши и три колонны - со стороны Дуная.

Отряд под командованием генерала П.С. Потемкина численностью 7500 человек (в него входили колонны генералов Львова, Ласси и Мекноба) должен был атаковать западный фас крепости; отряд генерала А.Н. Самойлова численностью 12 тыс. человек (колонны генерал-майора М.И. Кутузова и казачьих бригадиров Платова и Орлова) - северо-восточный фас крепости; отряд генерала де Рибаса численностью 9 тыс. человек (колонны генерал-майора Арсеньева, бригадира Чепеги и гвардии секунд-майора Маркова) должен был атаковать приречный фас крепости со стороны Дуная. Общий резерв численностью около 2500 человек был разделен на четыре группы и расположен против каждых из крепостных ворот.

Из девяти колонн на главном направлении было сосредоточено шесть. Здесь же расположили основную артиллерию. Впереди каждой колонны должны были двигаться команда из 120-150 стрелков в рассыпном строю и 50 рабочих с шанцевым инструментом, затем три батальона с фашинами и лестницами. Замыкает колонну резерв, построенный в каре.


Ф.И. Усыпенко. Действия русской артиллерии во время штурма крепости Измаил в 1790 г.

Подготавливая штурм, с утра 10 декабря русская артиллерия с суши и с кораблей вела непрерывный огонь по укреплениям и батареям противника, продолжавшийся до начала атаки. В 5 часов 30 минут утра 11 декабря колонны двинулись на штурм крепости. Речная флотилия под прикрытием огня корабельной артиллерии (около 500 орудий) высадила десант. Осажденные встретили атакующие колонны артиллерийским и ружейным огнем, а на отдельных участках и контратаками.

Несмотря на сильный огонь и отчаянное сопротивление, 1-я и 2-я колонны сходу ворвались на вал и захватили бастионы. В ходе боя был тяжело ранен генерал Львов и командование 1-й колонной принял полковник Золотухин. 6-я колонна сразу овладела валом, но затем задержалась, отражая сильную контратаку турок.

В наиболее сложных условиях оказалась 3-я колонна: глубина рва и высота бастиона, которые ей предстояло взять, оказались больше, чем в других местах. Солдатам пришлось под огнем неприятеля связывать лестницы, чтобы взобраться на вал. Несмотря на большие потери, свою задачу она выполнила.

Тяжелый бой выдержали 4-я и 5-я колонны, составленные из спешенных казаков. Они были контратакованы выступившими из крепости турками, а казакам Платова пришлось еще и преодолевать ров с водой. Казаки не только справились с задачей, но и способствовали успешной атаке 7-й колонны, которая после десантирования разделилась на четыре части и шла в атаку под фланговым огнем турецких батарей. В ходе боя Платову пришлось принять на себя командование отрядом, заменив тяжело раненого генерала Самойлова. Успешно справились с задачами и остальные колонны, атаковавшие противника со стороны Дуная.

С рассветом бой уже шел внутри крепости. К 11 часам были открыты ворота и в крепость вошли подкрепления. Тяжелые уличные бои продолжались до сумерек. Турки отчаянно оборонялись. Штурмовые колонны были вынуждены разделяться и действовать отдельными батальонами и даже ротами. Их усилия постоянно наращивались за счет введения в бой резервов. Для поддержки атакующих внутрь крепости была введена и часть артиллерии.

«Крепость Измаильская, столь укрепленная, сколь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков. Упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто» - писал Потемкин в донесении Екатерине II.

В ходе штурма турки потеряли более 26 тыс. человек, 9 тыс. попали в плен. Русские захватили около 400 знамен и бунчуков, 265 орудий, остатки речной флотилии - 42 судна, большие запасы боеприпасов и много других трофеев. Русские потери составили 4 тыс. убитыми и 6 тыс. ранеными.

Взятие русскими войсками Измаила резко изменило стратегическую обстановку в войне в пользу России. Турция вынуждена была перейти к мирным переговорам.


В зале Измаильского исторического музея А.В. Суворова

«Не бывало крепости крепче, не было обороны отчаяннее обороны Измаила, но Измаил взят», - эти слова из донесения Суворова Потемкину высечены на памятнике, установленном в честь великого русского полководца.

Вид с Дуная: как русские штурмовали крепость Измаил

Вид с Дуная: как русские штурмовали крепость Измаил

Собранные практически с миру по нитке корабли, бесстрашные полководцы и великолепный суворовский план — вот, пожалуй, главные составляющие успешного взятия крепости Измаил. Как же всё происходило — в статье Сергея Махова.

Содержание:

«Подойдя ко рву, Ласси приказал Неклюдову отражать стрелками неприятеля, а л.-гв. Измайловского полка прапорщику князю Гагарину приставить лестницы к валу, как скоро ров будет завален фашинами. Под градом неприятельских пуль егеря взбираются на вал, и в 6 часов утра Ласси уже наверху. Теперь только начался самый жестокий бой. Обе боковые колонны (I и III) были ещё назади. Пользуясь этим, турки кидаются со всех сторон на русских, поражают их кинжалами и саблями, стараются сбросить в ров копьями. Много убитых и раненых. Неклюдов тяжело ранен. Гагарин собрал рассеявшихся при эскаладе егерей, атаковал неприятельские толпы и, отразив их, соединился с Ласси, который едва удерживался на валу.

Первой колонне Львова пришлось преодолеть чрезвычайные затруднения. Войска собрались у западных фланговых батарей, построенных принцем де Линем, и по сигналу двинулись вперёд. Турки заметили движение противника и открыли огонь. Широкий ров русские наполнили фашинами и перешли, но за ним был крепкий палисад от каменного редута Табия до берега Дуная; палисад надо было обходить поодиночке».

Н. А. Орлов, «Штурм Измаила Суворовым в 1790 году».

Суворовский план

Для нас штурм Измаила почему-то представляется сухопутной операцией — многие читали про кровавую атаку Килийских ворот Кутузовым, Хотинских ворот князем Львовым, и т. д. Практически все помнят момент, когда Кутузов не мог пробиться в город и готов был отступиться от атаки, когда к нему прибыл гонец от Суворова и сообщил:

«Его сиятельство граф Суворов-Рымникской назначает ваше превосходительство комендантом Измаила. Уже послан гонец к её величеству о взятии крепости!».

Суворов и Кутузов перед штурмом Измаила, художник — О. Верейский

Это тем более удивительно, поскольку главной изюминкой суворовского плана был удар по Измаилу со стороны Дуная, и именно этот удар решал — падёт крепость или устоит.

К счастью, в 15-м томе сборника «Материалы по истории русского флота» есть переписка командующего Лиманской гребной флотилией Осипа де Рибаса с князем Потёмкиным и полковником Головатым; она подробно восполняет пробелы информации о штурме Измаила со стороны Дуная.

Подготовительные действия начались ещё в ноябре 1790 года, когда русская флотилия поднялась вверх по реке к Тульче, миновав Измаил. Сделано это было для того, чтобы турецкий губернатор Тульчи не мог перебросить туда подкрепления.

На острове Чатал напротив Измаила русские гребные корабли высадили десант под командованием генерал-майора Арсеньева, который приступил к обустройству батарей и установке мортир для бомбардировки крепости. Так, де Рибас в письме Голованову писал:

«Сих мортир имеется у вас четыре, а именно две 24-фунтовых с дальностью до 800 сажен, и две 48 фунтовых, с дальностью до тысячи сажен, для чего прикажите им подвигаться, сколько потребно будет к тому бастиону, и чтоб палили поочерёдно, размеряя время так, чтобы пальба была беспрерывна и продолжалась всю ночь».

Ну а 28 ноября (по старому стилю — 17 ноября; здесь и далее будут даты по новому стилю) к бомбардировке города с моря присоединились все суда флотилии, а именно: бригантины «Константин», «Ипогриф» и «Благовещенье», восемь двойных шлюпок, две шхуны, два катера, девять лансонов (одномачтовые парусно-гребные суда), паландра (судно для перевозки лошадей, переделанное в бомбардирский бот), пять канонерских лодок и восемь баркасов — всего 38 судов.

Как видно, корабли собрали с миру по нитке; на части из них стояло мортирное вооружение (всего 43 мортиры) для бомбардировки города, на других — крупнокалиберные пушки (24-фунтовые), ну а шлюпки и баркасы и вовсе имели только трёхфунтовки и ручное оружие.

На острове напротив Тульчи были поставлены два редана с четырьмя шестифунтовыми пушками и 100 солдатами. Ещё один отряд оставили в крепости Исакча (выше Тульчи по течению) и на мысе Чатал в вершине дельты Дуная.

План штурма Измаила. Иллюстрация из книги: Орлов Н. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году. — С-Пб.: Склад издания у В. А. Березовского, 1890. — 197 с.

Таким образом, Измаил оказался отрезанным от снабжения по реке как с севера, так и с юга. Пост между Исакчой и Чаталом контролировало корсарское судно «Александр», а между Чаталом и Измаилом — «Симферополь».

вернуться к меню ↑

Начало столкновений

Первое «морское» боестолкновение состоялось в месте слияния речки Репиде и Дуная. Там турецкая гребная флотилия, опираясь на два каменных бастиона, открыла огонь по спускающимся на них по течению со стороны Тульчи русским кораблям. Де Рибас запретил отвечать на турецкий огонь, пока русские не сблизятся на ружейную дистанцию. Затем последовала схватка, в которой один турецкий лансон утонул, одно турецкое судно удалось потопить, а ещё четыре сбежали под защиту бастиона.

Первого декабря с севера от Измаила установили новые батареи из 26 пушек: двенадцать 24-фунтовых, четыре 48-фунтовых и десять 12-фунтовых. Оставшиеся четыре лансона у бастиона русские атаковали брандерами, и, хотя течение их сильно снесло, турки в панике покинули свои суда, после чего их захватили русские. Шесть наших судов подошли прямо к стенам каменного бастиона (на 40 саженей), встали на шпринг и открыли беглый огонь. В свою очередь, другие семь русских корабликов под командованием де Линя миновали место боя и атаковали турецкие лансоны ниже по течению — семь из них они заставили замолчать.

Де Рибас писал:

«Абордировать их не было никакой возможности, поскольку все суда были ошвартованы к берегу, на котором было множество неприятеля».

Русские прошлись картечью по берегу, буквально выкосив турецкие отряды, и брадскугелями зажгли бастион. Затем огонь добрался до порохового склада — и турецкие пушки взлетели на воздух. Подошедший отряд Головатова соединился с де Линем, проследовал сквозь непрерывный огонь к центру города и, развернувшись носом к неприятелю, открыл контрбатарейную борьбу, встав на шпринг. Без потерь не обошлось: лансон № 4 поразила неприятельская бомба, он взорвался — спаслись только восемь человек. Казаки же, пройдя вдоль берега, сожгли 21 турецкий корабль (14 лансонов и 17 транспортных судов), при этом постоянно высаживая небольшие десанты и тревожа турецкие войска.

Как только турки пытались контратаковать на суше превосходящими силами — казаки сразу же отходили к кораблям.

Таким образом, несмотря на небольшие силы (около восьми тысяч человек), де Рибас создал у противника впечатление, что атакует он как минимум втрое бо́льшим количеством войск, и это заставило турок отрядить на отражение десанта отряды, обороняющие крепость со стороны суши.

Поскольку огонь противника несоизмеримо возрос, де Рибас приказал кораблям отойти под прикрытие батарей на островах. Во время этой ретирады русские потеряли ещё один лансон, на этот раз № 1, который захватили турки. Береговые батареи и корабли продолжили бомбардировку города — и закончили только в 15:00.

Наш отряд и батареи на острове казались туркам настоящей занозой в заднице, поэтому они начали собирать отряд, который выбил бы русских оттуда. Турецкий десант был уже на полпути, когда русские, заметив его, посадили на шлюпки и канонерки Херсонский и Днепровский гренадерские полки, чтобы атаковать неприятеля на абордаж. Турки резко развернулись и бросились к своему берегу под картечным и ружейным огнём. Отряд полковника Маркова (100 человек при двух 12-фунтовых единорогах) с берега открыл огонь по захваченному лансону № 1, который от двух прямых попаданий утонул. Лансон № 11 доплыл до своих, но из-за повреждений пошёл ко дну, экипаж удалось спасти.

За время боёв 1 декабря русские потеряли три лансона, 81 человек убитыми и 239 ранеными. Потери турок в людях неизвестны, но только в кораблях — одно больше судно, 19 лансонов, 32 транспорта и 40 паромов.

Штурм Измаила, гравюра XVIII века

Второго декабря русские ночью высадились у взорванного бастиона и организовали там новую батарею, откуда открыли огонь по неприятелю и вели его весь световой день. Третьего декабря рейды кораблей продолжились, русские потеряли девять мелких судов, турки — около 20. Постепенно удавка вокруг города со стороны моря всё больше стягивалась — русские переносили свои батареи ближе к городу.

Шестого декабря казаки Головатова, усиленные бугским егерским полком, бомбардировали и высаживали десанты уже в центр города.

К 8 декабря русские контролировали фактически всё течение Дуная в пределах Измаила. Двадцать второго декабря наконец начался штурм. Флотилия де Рибаса должна была высадить три колонны (примерно девять тысяч человек) со стороны Дуная и ворваться в город изнутри.

Напутствуя де Рибаса, Суворов сказал:

«Вы один, дорогой герой, стоите 100 тысяч войска».

Южная сторона, примыкавшая к реке, не имела сплошной стены, однако расположенные здесь укрепления были вооружены 85 пушками и 15 мортирами. Гарнизоном командовал Ахмет-паша, который принимал меры к усилению обороны крепости.

Из указаний де Рибаса своим войскам перед боем: «В 12 часов пополудни, то есть в полночь, откроется паки со всех батарей сильная канонада, во время которой, в 2 часа пополуночи, подвинутся восемь бомбандирских судов в самую ближнюю дистанцию к каменной батарее. На сих судах восемь трёхпудовых гаубиц и восемь двухпудовых единорогов будут беспрерывно стрелять горизонтально по оной батарее по палисаду и совокупно с батареею будут анфилировать два полигона и куртину.

Пальба сих судов и сухопутных всех батарей будет продолжаться беспрерывно до самого утра шести часов ядрами, а пустыми зарядами до самого рассвета».

Штурм Измаила 11 декабря 1790 года, художник — М. Иванов

На а далее — штурм:

«За два часа перед рассветом по данному сигналу ракетою войска, расположенные на лодках и гребных судах, числом 8000, подвинутся в одно время к противному берегу с обоих флангов, то есть с левого фланга крепости запорожские лодки, дубы и паромы, подняв на себя 1500 казаков, 3500 регулярнаго войска. Предмет сей высадки занимает берег, кавалиер и куртину нового укрепления. С правого фланга на паромах, шлюбках, баркасах, частырмах и на маленьких лансонах 3000 регулярного войска, которые, вышед, занимают берег старой крепости. В то же самое время четыре колонны регулярного и одна иррегулярного войска идут к штурму на крепость».

Первую колонну погрузили на 100 лодок и баркасов: вторую — на 45 судов; третью — на 58 лодок и судов. Третью колонну перенасытили артиллерией — там шли дубель-шлюпки, плавбатареи и лансоны, которые несли мортиры и пушки больших калибров.

вернуться к меню ↑

Взятие Измаила

Рано утром 22 декабря, пользуясь туманом и дымкой, флотилия начала движение с юга на север. Туман мешал как турецким, так и русским войскам; русские из-за него не могли организовать точный огонь.

В 7:00 началась высадка первой колонны, которая наткнулась на ожесточённое сопротивление турок и татар, причём в самой неудобной позиции — русским пришлось ползти вверх по обрывистому берегу под огнём защитников Измаила. Однако неприятеля удалось откинуть комбинированным артиллерийским и оружейным огнём, и в 8:00 начали высадку уже вторая и третья колонны.

Штурм Измаила 22 декабря 1790 года

Когда русские углубились в город, завязался беспощадный бой в городской застройке. Турки и татары организовывали точки сопротивления в постоялых дворах, мечетях и казармах. Каплан-Гирей вместе со своими татарами пробовал организовать контратаку, но её отбили.

Запершиеся в одном из постоялых дворов остатки татар под угрозой полного уничтожения сдались на милость победителя.

Продвижение русских со стороны Дуная заставило турок срочно перекидывать войска с крепостных стен, что позволило наступающим с суши влезть на стены и войти в город. Де Рибас же к тому моменту со своими колоннами уже достиг центра города. К 13:00 был взят каменный редут Табия — в плен попал израненный губернатор Измаила Мехмет‑паша.

Суворов в своём рапорте о штурме Измаила отметил работу де Рибаса:

«Он первый нанёс с судов и острова неприятелю удар и во время приступа, командуя тремя колоннами десанта, присутствовал везде, где более надобность требовала, ободрял мужеством своим подчинённых, овладел набережными батареями, принял пленными выше поминаемых неприятелей и в трофеи взятые сто тридцать знамён предоставил ко мне».

Князь Потёмкин в своём рескрипте от 3 января 1791 года написал:

«Мужеством и неустрашимостью, которым вы и все войска вам вверенные себя отличили во время обложения и покорения Измаила, приобрели новую и знаменитую славу оружию российскому. Я свидетельствую вам, яко много участвовавшему в сем славном происшествии, моё удовольствие и благодарность, поручая объявить оные и всем вашим соподвижникам. Я не премину Ея И. В. Всемилостивейшей нашей Государыне представить заслуги рекомендованных, вами и поставлю приятною себе должностью доставить каждому достойное воздаяние».

Указом от 25 марта 1791 года императрица Екатерина II пожаловала Осипа Михайловича де Рибаса шпагою с алмазами и 800 душами крестьян в Полоцкой (Могилевской) губернии потомственно.

источник: https://warhead.su/2019/12/22/vid-s-dunaya-kak-russkie-shturmovali-krepost-izmail


Смотрите также